Поведай

Мы будем благодарны, если вы поможете нам в развитии нашего сайта о малой родине и разместите у себя на сайте или блоге данную ссылку о родном крае:

Также можно нажать знакомую кнопочку:

У ИСТОКА
  Наш рейтинг:   деревня Влазовопоселок Хийденсельгасело Коршикгород Киров деревня Влазово - 4

Псковская область Островский район
деревня ВлазовоКлевое место

Прогноз погоды
История Новости Жители Фото Видео Достопримечательности Организации Соседи Ремесло Фольклор Природные богатства

ФОЛЬКЛОР

Народное творчество малой родины. деревня Влазово Островский район Псковская область

                      СКАЗКИ И БЫЛИ УЧАЩИХСЯ ВЛАЗОВСКОЙ ШКОЛЫ


                                    КАК РЕКА ПЕННАЯ СВОЕ ИМЯ ПОЛУЧИЛА
                                                           (сказка)
Текла по территории нынешнего Островского района маленькая, неказистая, никому не известная речушка без названия. Мирно несла она свои немногочисленные воды среди пашен и покосов, огибая леса и перелески, минуя деревеньки и тихие погосты. Извилистой лентой текла эта речушка с востока на запад, по крохам собирая воду из маленьких ручейков и родничков, чтобы отдать собранную дань реке Великой, в которую она впадала. Была она по большей части неширокой, порой сужаясь так, что зайцу, со всех ног удирающему от лисы, было проще простого перемахнуть ее, не заметив преграды. Но иногда расширялась так, что не каждому мальчишке хватало силенок перебросить камешек величиной с куриное яйцо на противоположный берег. Дно у нашей речушки было мелкое да илистое, так что лосям на водопое трудно было попить, не замутив воды, а аистам, охотившимся за лягушками, необязательно было перепархивать с берега на берег: переходили речку вброд. В общем, так себе речка: ни громкой славы, ни даже имени.
И вот однажды стала задумываться наша речка: «Что же это получается? Это ведь несправедливо, что у меня имени нет. У всех моих соседок есть имена: и у Черехи-тетжхи, и у Чернушки-болтушки, а уж про Великую и говорить нечего – славное у нее имя!
Одна я безымянная осталась. Нет, надо что-то придумать». И стала она думать, как имя себе добыть. И надумала.
Весной, как только посильнее стало пригревать солнышко, растопила наша речка обильные прибрежные снега, раздулась, разлилась во всю ширь, залила пойменные луга, а кое - где даже до деревенских изб добралась, сараи подмыла. Заважничала речушка,
возомнила о себе: «А ведь теперь я ,пожалуй, пошире самой Великой буду. Посоперничаю с ней, сравнюсь: пусть все увидят,
отныне платить не стану! Промою себе новое русло, подмою берега и потеку свободно аж до самого моря!»
Размечталась наша речка. Да только не суждено было сбыться ее мечтам. Не прошло и недели, как спала вешняя разлившаяся вода, ушла в землю, досыта напоила пойменные луга, корни прибрежных кустов и трав. Схлынула вода, а на берегах речушки осталась ржавая, грязная пена с влипшими в нее остатками прошлогодней травы и ветками деревьев. Вот из-за этой самой пены и прозвали люди ее с тех пор Пенной. Недолго грустила Пенная о былой недолговечной славе: добилась-таки она своего – получила имя. Конечно, не такое, о каком мечтала, но все же свое.
                                                                                   РАХМАТУЛЛАЕВ Дмитрий, 6 класс(2004 г.)


                                                          ДЕРЕВНЯ ШАШКИ
                                                                    (быль)
Историю эту я услышала от прабабушки, а она в свое время - от своей прабабушки, а та тоже от стариков. Так что прикиньте, сколько лет с той поры прошло: наверное, более полутораста лет. Произошло это еще в царское время недалеко от Улазова, что в нынешнем Островском районе, а по-старому - Островском уезде. Было здесь небольшое сельцо, названия которого никто из рассказчиков не помнил. И вот как-то раз накануне Рождества какой-то подвыпивший мужичок – колядовщик в темную ночь ходил по домам, распевая колядки, славя хозяев и принимая от них рождественские дары. Надо сказать, что колядовщик он был знатный, пел отменно да и личина у него была приготовлена искусная, и никто из хозяев не посмел отпустить его от себя с пустыми руками. А поскольку был он уже изрядно пьян,
то не заметил, как огонек из его рождественского фонаря на шесте лизнул край соломенной крыши, когда, довольный уходя от очередной избы с богатыми подношениями, он неловко
споткнулся на ровном месте и вскинул руку с шестом. Восстановив равновесие, мужичок зашагал дальше по темной улочке села, прикидывая, что поднесут ему в соседней избе<
А в это время подул легкий ветерок, и скоро крыша избы занялась сначала робким, а затем и все более и более смелеющим пламенем. И вот уже половина сельца была ярко освещена гигантским пожаром. Пламя легко и свободно перекинулось с избы на плетень, с плетня на сарай, с сарая на соседнюю избу.
Искры с треском полетели по ветру, и скоро загорелось все село. Люди, выбегавшие на улицу полураздетыми, отважно бросались тушить разгулявшийся неужмный огонь, отпирали дворы, выгоняя встревоженную скотину, отвязывали цепных псов, выкидывали на улицу уцелевшее добро. Истошно выли бабы, злобно ругались мужики, от пожарища к пожарищу бестолково сновали детишки. До самого рассвета тушили селяне пожар, пытаясь спасти избы и нажитое добро, но все было напрасно: безжалостный огонь уничтожил все<
В Улазове увидели пожар не сразу. Несколько крепких мужиков запрягли сани и помчались к пылающему селу на выручку. Но кони, испуганные огнем, никак не хотели везти в нужном направлении, шарахались в сторону, проваливаясь в сугробы. Чертыхаясь, мужики выволакивали сани на дорогу, нахлестывали коней, но кони продолжали упрямиться, и все повторялось снова.Когда рассвело и пожар стих, улазовичи добрались, наконец, до сгоревшего села. Печальная картина предстала их глазам: огромная
толпа несчастных погорельцев скорбно наблюдала за тем, как последние языки пламени дожирали остатки их жилищ. Люди были в основном полураздетыми, и пока бушевал пожар, не чувствовали холода; теперь же они
жались друг к другу: мороз усиливался. Женщины плакали, мужчины скрипели зубами, сдерживая слезы, детишки испуганно и непонимающе глядели на своих родителей и старших родственников<
Несколько семей погорельцев приютили в Улазове, остальные разбрелись по соседним селам в надежде на помощь родственников или просто добрых людей. Прошло несколько дней,
и поваливший снег накрыл белой пеленой черное пожарище. Ничто уже почти не напоминало о том, что здесь было многолюдное село. А еще через некоторое время в Улазове и думать забыли о пожаре: хорошо, что в огне никто из несчастных селян не погиб.
Наступил май, и улазовичи сразу же после Егория стали выгонять крупный рогатый скот на пастбище. Скотина, всю зиму простоявшая в стойлах, теперь вовсю резвилась на воле. Трава на выпасе была еще мелкая, но с каждым днем шла в рост, и скот охотно лакомился ярой зеленью. Резвился молодняк, родившийся зимой. Бычки и телки, задрав хвосты, носились по пожне под неодобрительное мычанье коров. Пастухи сбились с ног, укарауливая разбегающийся молодняк. Но однажды недосчитались одной пестрой телочки со звездой на лбу. Расстроенная хозяйка с малолетней дочерью сбились с ног, ища пропажу. Обошли все кустарники, до хрипоты выкликивая свою Звездочку. Но все было напрасно: телочки нигде не было видно.
Стало темнеть, но мать с дочкой продолжали упорно искать Звездочку. Напряженно разглядывали они все вокруг, с надеждой вглядываясь в каждый одинокий куст или холмик вдали, принимая его за телочку, и все дальше уходили от Улазова. Вот и пожарище на месте бывшего села, сгоревшего в Рождество. Мать с дочерью осторожно подошли к печальному месту. И здесь, за полуразвалившейся черной печью с обрушенной трубой, они увидели свою Звездочку. С криком радости бросилась
девочка к своей любимице, обнимая ее и целуя, а женщина застыла на месте, не веря глазам своим от радости, а затем всплеснула руками и запела: «А милая ты моя дочуша, радость моя ненаглядная, как же мы по тебе скучали, как долго мы тебя искали!» И тут женщина почувствовала, как земля под ней зашаталась. Она испуганно отпрянула назад и с ужасом увидела, как из земли выросло какое-то чудовище, все в черном, с черным же лицом, и заорало во всю мочь: «Кто это здесь балует, кто это нас здесь тревожит?» А за его плечом выросло еще два черных чудовища, ростом поменьше. Девочка истошно завопила: «Шешок!» (Чжрт) и что есть мочи помчалась в сторону Улазова; за нею следом, не разбирая в наступившей полутьме дороги неслись женщина и тжлочка. И всж оглядывались, назад, боясь, что их преследуют черти. Прибежали домой, вопя «Шешки! Шешки!»,
заперлись и никому не открывали двери, когда на их крики набежали соседи.
К утру беглянок соседи допросили, и женщина, заикаясь от испуга, рассказала о вечернем происшествии. Слухи о нечистой силе, поселившейся на пожарище, напугали всех. Взбудораженные улазовички передавали рассказ напуганных женщины и девочки во всех подробностях, приплетая к ним новые. Весь день во всех концах села только и слышалось: «Шешки, шешки». Говорили о них всю неделю, и количество чертей в рассказах жительниц села уже перевалило за второй десяток. Подробно описывались их длинные хвосты, острые рога и крепкие копыта.
Наконец, несколько молодых парней из наиболее смелых решились поглядеть на страшилищ. Подробно расспросив у хозяйки Звездочки о месте встречи с чертями, вооружившись вилами, топорами и, по совету знающих стариков,- связкой чеснока и иконой, а также выпив для храбрости водки, молодежь отправилась к пожарищу. Придя
на место, окружили дьявольское убежище и стали выкликать чудовищ. Черти не заставили себя долго ждать, и вскоре земля заколыхалась, открылась черная нора, и оттуда послышалось сопение. Храбрецы мигом бросились назад, но любопытство взяло верх, и наиболее стойкие вернулись назад, только встали немного подальше. С тихим ужасом наблюдали они за тем, как из норы проворно выбралось черное чудовище, правда, без рогов и хвоста. Молча смотрели молодые улазовичи на черта, боясь обнаружить свой страх друг перед другом. Молчал и чжрт, напуганный толпой незвестно откуда взявшихся парней с вилами и топорами. В молчании прошла минута, другая. Наконец, один из наиболее сообразительных храбрецов воскликнул: «Шешок? Да какой же это шешок! Это же чумазый мужик, а не шешок!» Тут «шешок» рассмеялся: «Так вот за кого вы меня принимаете! Эй, Матржна, Митька, шешки вы этакие, вылазьте!» И из норы вылезла чернолицая баба с сыном<
Все объяснилось очень просто. После пожара семья бедняков, которая не смогла нигде найти пристанища, решила вернуться и вырыть на пожарище (благо земля под огнем подтаяла) землянку и в ней пережить зиму, а летом построить новую избу. Вырыли земляное жилище, соорудили на скорую руку
очаг, топились по-черному, как в русских банях. Вот и ходила вся семья черная: отмыться в землянке было непросто, а топить печь нужно было каждый день.
Долго смеялись в Улазове над собственными страхами. И все подтрунивали друг над другом: «А не сходить ли нам в гости к шешкам?» или просто «А не пойти нам в шешки?»
Летом многие погорельцы вернулись на свое место, отстроили новое село на месте прежнего, только вот прежнего названия у этого села уже не было, не прижилось. Стало оно с тех самых пор называться Шешки ,а так как в наших краях якают, то называется оно
по - скобарски Шашками. Так с тех пор на географических картах и пишут – Шашки.
                                                                                         ДМИТРИЕВА Ксения, 8 класс (2004 г.)


                                                   СОЛДАТ И ЕГО СОБАКА
                                                                  (сказка)
Может быть, это было, а может быть, и нет, но дело было так. У одного солдата была собака, и была она с ним неразлучна.
Вот как-то раз шел солдат с войны домой. Шел долго: и день, и ночь, и еще раз день и ночь, но долго им еще с собакой до дому нужно было идти. Все съестные припасы уже давно закончились, а есть ох как хочется. Вот, наконец, пришли они в одну деревню. Постучались в одну избу. Вышла старушка. Попросил солдат у нее водицы испить да корочку хлебца поесть. А бабка жутко любопытная попалась: стала служивого расспрашивать, кто он такой, откуда и куда идет и долго ли ему еще идти. Всж рассказал ей солдат о том, как он служил, а старушка все охает, жалеет, значит, и просит рассказать еще. Тут солдат ей и говорит:
- Ты, мать, прежде покорми меня и мою собаку, а потом и расспрашивай вволю про что хочешь.
Засуетилась бабка, положила солдату каши и про собаку не забыла. Солдат ест и рассказывает любопытной старушке, как
они вдвоем с собакой на фронте немецкого «языка» добывали. Ест себе солдат кашу и нахваливает бабкину стряпню:
- Какая вкусная каша у тебя, мать! Положила бы еще, что ли. Да про собачку мою не забудь. А я расскажу тебе дальше, как мы служили.
Положила ему старушка еще каши и собаке выделила мисочку. Рассказывает солдат ей дальше, а она все
слушает, рот раскрыв, охает да приговаривает: «Ох, тошно мож! Вот дела-то чудные какие!» Наконец, солдат наелся, поблагодарил добрую старушку и стал собираться в дорогу. Подозвал свою собаку, и тронулись они в путь.
Долго они шли, пока не пришли в одну деревню. Постучался солдат в крайнюю избу. Долго ему не открывали, но вот скрипнула дверь и вышла старушка. И эта бабка тоже любопытной оказалась, стала с ходу расспрашивать солдата про его житье-бытье. А солдат ей говорит:
- Ты бы, мать, впустила нас в избу да покормила бы прежде, а затем и расспрашивай.
- Ой, милый, и рада бы покормить тебя, да дома ни крошки хлеба, ни картошины, ни капустки солененькой нетути, - запричитала бабка, а сама все за печку глядит, хорошо ли припрятала съестное, пока солдат стучался в дверь.
Смекнул солдат, в чем тут дело. Да и собака морду-то вытянула кверху, принюхивается: чует вкусненькое. «А бабка-то жадновата, ну да и я не лыком шит, заставлю угощение достать», - подумал солдат, а потом и говорит:
- Ну что ж поделаешь, мать, на нет и суда нет. Но ты хотя бы впусти нас в избу, а то устали мы с дороги да и водицы испить хочется.
- Ну, воды-то у меня - хоть залейся. Входи же, служивый, я тебе целый ковш водички колодезной поднесу, - обрадовалась старуха.
Сел солдат на лавку к печке поближе, а верный пес его растянулся у ног. И пока бабка доставала ковшом воду из бадьи в сенях, солдат отодвинул занавесочку и заглянул за печь, что там у бабки припрятано, а потом как ни в чем не бывало принял ковш холодной водицы и выпил.
- Ну, спасибо тебе, мать, за услугу. Ох, и хороша у тебя водичка, давненько такой вкусной не пивал!
- Расскажи-ка, солдатик, где побывал, что интересного на свете повидал, - попросила жадная старуха.
- Расскажу, мать, непременно расскажу за твою ласку. Вот только что именно тебе рассказать, хозяйка? Сейчас у Полкана спрошу, - тут солдат незаметно подмигнул своей собаке и тявкнул по-собачьи.
Полкан в ответ поднял морду кверху и стал негромко тявкать, вроде как говорит что-то. Удивилась старуха и спрашивает солдата:
- Что это с ним, солдатик?
- А это он мне напомнил, мать, историю, как мы однажды ходили с ним на разведку в деревню Запечкино. Вызвал меня как-то раз мой командир и велел тайком сходить в эту деревню разведать, нет ли там немцев. Вот отправились мы с Полканом. Долго шли через лес, наверное, полдня прошло, а потом вышли тихонечко к опушке, спрятались в кустах и глядим, что в этой деревне Запечкино делается. Деревенька небольшая, всего, наверное, домов пять-шесть, никого вокруг не видать. Но мы не выходим, притаились с Полканом, ждем, что дальше будет. Полчаса, час, другой проходит. Наконец, скрипнули ворота у ближайшей избы, а из ворот выезжает танк с таким длинным стволом, как горлышко той пятилитровой бутыли с молоком, которая у тебя за печкой из-за подового пирога выглядывает, свиной окорок подпирает<
Смутилась жадная старуха, покраснела: разгадал солдат ее хитрости! Пришлось жадине доставать припасы из-за печки и угощать солдата с его собакой. И поделом ей, глупой: уж коли не хочешь делиться со странником, так хоть не любопытствуй, не задерживай добрых людей.
А солдат вволю поел-попил у старухи и отправился вместе со своей спутницей дальше, до дому.
                                                                                                   ИВАНОВА Ольга, 5 класс (1998 г.)


                                                                    ГЛУПАЯ ЛИСА
                                                                         (сказка)
Жила-была на свете одна жадная и глупая лиса. Воровала она курочек и петушков, других домашних птиц по деревням и скоро извела их всех. Не стало ей еды! Призадумалась глупая лиса: «Вот ведь уже третий день голодная хожу. Ни курочек с петушками, ни уточек, ни гусяток не найти мне, зайцы куда-то подевались: как завидят меня, так убегают со всех ног, не угнаться за ними. Даже мыши, и те куда-то все попрятались. Так недолго и с голоду подохнуть». И тут вспомнила она про рыб, что водятся в озере неподалеку от ее норы. И хотя не очень она была до них охоча, и ловить их не умела, но решилась заняться рыбным промыслом.
Побежала лиса на озеро. Бегает вокруг него, смотрит, как плещется в нем жирная рыба, да еще недалеко от берега, а как ее поймать - не знает, и расспросить не у кого. Видела она, правда, как сидели у берега мужики и мальчишки с какими-то длинными палками. Подержат-подержат они эти палки над водой, и вдруг вылетают из воды рыбины и валятся на берег. Решила лиса попробовать таким способом рыбы наловить. Достала где-то длиннющую палку, села на крутом бережку озера, вытянула эту палку над водой и ждет рыбку, слюнки глотает. Долго сидела лиса, а рыба никак сама собой из воды не вылетает. Замаялась глупая, а толку все нет. Брюхо у нее подвело от голода. «Видно, не миновать мне голодной смерти», - горюет лиса. Легла она на землю кверху брюхом и приготовилась к смерти.
Но, наверное, недаром сказано: «Дуракам счастье». Разыгралась буря на озере, и волной выбросило на берег, прямо рядом с лисицыной мордой, огромную рыбину, да еще и с золотыми плавниками и хвостом. Обезумела лиса
от радости, схватила рыбину в лапы, приготовилась ее съесть. И вдруг заговорила рыба:
- Не ешь меня, отпусти в озеро, и я тебе помогу. Сделаю так, что ты никогда больше не будешь нуждаться в еде.
Удивилась лиса, но не стала есть рыбу. А та ей говорит:
- Загадай любые три желания, и я их немедленно исполню, какими бы они ни были. Но помни: только три желания. Забудешь об этом, загадаешь четвертое – всего, что раньше загадала, лишишься.
И рыба с золотыми плавниками ушла в воду, только золотой хвост мелькнул над водой.
- Ладно, ладно, не пугай, не забуду. Первое мое желание: хочу одну большую рыбу, и пожирней, - заторопилась лиса.
Только она это произнесла, как рядом с ней шлепнулась огромная жирная рыба. Как ни была голодна глупая лиса, она не набросилась на еду: любопытство и жадность одержали верх над чувством голода. Пожалела лиса, что попросила только одну рыбу. Она тут же загадала второе свое желание:
- Хочу целую кучу жирной рыбы!
И вскоре рядом с ней образовалась большая куча рыбы. Рыбы было столько, что на целую неделю лисе при ее жадности хватило бы с лихвой. Но лисе уже невозможно было остановиться, и она тут же выдала третье желание:
- Хочу столько рыбы, чтобы она усеяла весь берег.
И тут же на берег пролился настоящий рыбный дождь. Рыба падала справа, слева, позади лисы, и даже на ее глупую голову, и вскоре, действительно, весь берег был усеян рыбой. Рыбы было столько, что, наверное, хватило бы лисе на всю ее жизнь. Но жадной лисе и этого было мало. Забыла она предупреждение и крикнула на все озеро:
- Хочу обладать всей рыбой, что есть на свете!
И в одно мгновение исчезла вся ее неожиданная добыча. Не осталось у жадной глупой лисы ни одной рыбины. Но жалеть мы ее не будем: она заслужила свое!
                                                                                                 ЯЗВИНСКАЯ Алиса, 5 класс (2000 г.)


                                                      ВОЛШЕБНОЕ ДЕРЕВО
                                                                   (сказка)
Жили-были в одной деревне дед и баба. Была у них внучка по имени Настя. Жили они бедно, часто голодали, за душой не было ни монетки. Перебивались чем могли.
Вот как-то раз летом собралась Настя в дальний лес ягод и грибов насобирать для дедушки с бабушкой. Идет по лесу, песенку поет, собирает грибы и ягоды. И вдруг слышит где-то рядом
стук топора. Вышла к опушке, а там какой-то мужик дикую яблоню рубит. Пожалела Настя деревце, с которого по осени кислые яблочки срывала, и заплакала.
- Что ты ревешь, девчонка? - спросил ее мужик.
- Мне дерево жалко, дяденька. Не рубите его: ему больно.
- А что, нравится оно тебе?
- Да, - ответила девочка.
- Ну так забирай его себе, - разрешил мужик.
А ему и самому надоело злое дело творить. Взял он лопату, выкопал яблоню и отдал Насте. Принесла Настя деревце домой. Перевязала его раны чистой тряпочкой и посадила в дальнем углу сада на самое открытое солнечное место. Каждое утро и каждый вечер поливала она яблоньку ключевой водой и при этом обращалась к деревцу с ласковыми словами. Поначалу яблоне было плохо, и она никак не могла поправиться: высыхали
листья, печально клонились к земле ветки. Но Настя не сдавалась: удобряла землю под деревцем, продолжала поить его ключевой водой и, прижавшись к нему, шептать ласковые слова.
Прошел год. Наступила весна, и как-то поутру Настя увидела, что все ее деревце покрылось белоснежными цветами. Яблоня расцвела так пышно, что у Насти сердце запело от радости. А к исходу лета деревце согнулось под тяжестью налившихся солнечным соком желтых плодов. Яблоки эти не были похожи на те маленькие кислые плоды, которые прежде рвала с этого деревца Настя. Она подошла к нему и сорвала одно яблоко. Удивительно, но этот солнечный плод был довольно тяжелым. Она разбудила дедушку с бабушкой и показала им яблоко. Какова же была ее радость, когда Настя узнала от них, что ее яблоня дает плоды из чистого
золота! «Теперь мы станем богатыми и никогда больше не будем голодать,- радовалась Настя. – А богатством своим будем щедро делиться с нуждающимися».
С тех пор прошло много лет. Слышала я, что яблоня эта чудесная каждый год дает по 40 мешков золотых яблок. Слышала также, что Настя превратилась в красавицу и к ней посватался принц из соседнего королевства. И родились у них двое детей: мальчик и девочка. Девочку назвали в честь ее матери Настенькой, а вот сыну позже дали имя Гостинец, потому что
он был добрым мальчиком и всем, кого ни повстречает, дарил по одному золотому яблоку. А больше я о них ничего не слышала. Но думаю, что у них все сложилось хорошо. Дай Бог каждому так!
                                                                                       ПОЛЯКОВА Русалина, 5 класс (2000 г.)


                                                          ТРИ ПОРОСЕНКА
                                                                   (сказка)
Жили-были три поросенка. Целыми днями они ничего не делали, а только гуляли. Так прошло все лето. Все лесные звери заготавливали припасы на зиму, а поросята-лентяи только нежились под солнышком. Они смеялись над белочкой, дразнили жжика, бегали и затоптали муравейник.
Как-то незаметно наступила зима. Бедным поросятам уже было не до игр. Им было холодно, хотелось кушать. Лесные звери пожалели их: белочка дала им орехов, жжик принес им сушеных грибов и яблок. Поросятам было очень стыдно перед зверями. Они попросили у лесных зверей прощения и обещали исправиться.
И когда наступило лето, то трудолюбивей и вежливей поросят в лесу никого не было.
                                                                                             РЫЛОВ Александр, 5 класс (1999 г.)


                                                                        О Г О Н Ь
                                                                         (легенда)
Случилось это давным-давно, наверное, тогда, когда первый человек впервые встал на ноги и стал ходить на двух ногах.
В одном племени родился у одной пары долгожданный ребенок. В те далекие времена каждый ребенок ценился намного дороже, чем сейчас золото. Его назвали Ого. С самого рождения Ого отличался ото всех других детей. Он был очень любопытным.
В то время на планете Земля беспрестанно лили дожди. Дожди сопровождались громом и молнией. Люди племени, где жил Ого, приносили огонь из тех мест, где
молния зажигала деревья. Огонь обогревал людей, на нем жарили мясо животных, убитых на охоте.
Но однажды огня не стало. Его не было день, два, неделю, месяц. Люди постепенно забыли вкус жареного мяса. Вечерами они мерзли в своих пещерах, кутаясь в шкуры животных.
И вот мальчику Ого захотелось сделать так, чтобы у людей всегда был огонь, чтобы огонь появлялся, когда люди этого захотят, и никогда не исчезал. Мальчик Ого, как уже было сказано, был очень любопытным, а еще он был самым умным изо всех людей племени, потому что видел то, что не было доступно увидеть другим.
Как-то раз Ого увидел, что камень, упавший со скалы и ударившийся о другой камень, высек искру, похожую на маленькую молнию, и от этой искры зажглась сухая трава под скалой. Ого решил проверить, как рождается эта маленькая молния. Он поднялся на скалу и сбросил оттуда вниз камень. Брошенный им камень опять ударился о другой камень, и опять родилась искра. Снова и снова повторял свой опыт Ого: но теперь он не поднимался на скалу, а здесь же, внизу, под скалою, ударял одним камнем о другой. И каждый раз рождались искры, и от этих искр загоралась сухая трава, положенная мальчиком Ого рядом с камнями.
Ого понял, что сумел разгадать величайшую тайну рождения огня. Но он не стал таить ее от людей своего племени. Он не только рассказал, как можно высечь огонь, но и показал, как это делается. И вскоре все люди из племени Ого стали добытчиками огня.
Так в жизни людей появился Огонь. А назвали его так по имени мальчика, разгадавшего секрет его рождения.
                                                                                             ФЕДОРОВ Денис, 9 класс (2004 г.)


                                                                     ДЕД И БАБА
                                                                       (сказка)
В одном селе жили-были дед и баба. И было у них такое хозяйство: две коровы, три овечки и пять курочек с петухом. Жили они неплохо, дружно и на бога никогда не роптали.
Вот как-то раз поутру пошли они вместе в хлев коров подоить, скотину покормить. Вошли они в хлев, глядят – а одной курочки, пжстренькой, самой любимой, нет, как и не бывало. Огорчились дед с бабой, заплакали, а делать нечего: где еж теперь сыщешь, видно, лихие люди позарились на стариковское добро, Подоила бабка коров, покормила скотину, и пошли они в избу. А на следующее утро недосчитались наши старики еще двух курочек- несушек. А еще через день не осталось у них ни одной птицы. Плакали дед с бабой, а ничего не попишешь: не придется теперь свои яички есть и цыплят теперь тоже не завести. Но это еще только четверть горя, а горе-то их все впереди.
Прошла неделя, другая. А на третьей неделе, рано утром, когда пошли дед с бабой в хлев обрядиться, коров подоить и скотину накормить-напоить, обнаружили новую пропажу: овечка исчезла. Искали ее старики по всему селу, у соседей расспрашивали о своей пропаже, а все без толку. Вернулись домой расстроенные. Добрались лихие, бессовестные люди и до стариковских овечек: за два дня ни одной из них не осталось, словно и не было никогда. Сокрушается бабка: не связать теперь деду теплых носочков и варежек на зиму. Горюет дед: не разговеться теперь на Рождество и Пасху своим мясцом. Но это было только полгоря: самое-то горе у них еще впереди.
За летом красным наступила осень. Кое-как накосили старики сена на две коровы, а зерном разжиться не
удалось: раньше-то его дед с бабкой на яйца и шерсть выменивали, а теперь< И картошечка в лето не уродилась. Вот беда-то! Спасибо Господу, есть свое молочко и сметанка с маслицем.
Но очень скоро оказались дед с бабкой и без молока: увели ночные злодеи сначала Смороду, а через месяц и последнюю корову, Звжздочку. Вот тут и наступило для стариков настоящее горе. Быстро истаяла картошечка с овощами, подъели все грибки с ягодами. А вот уже и зима наступила, ударили первые морозы. Плохо стало жить старикам. Сидят они голодные в избе и думают: «Нечего стало есть. И сил не осталось даже печку истопить. Видно, придется помирать». Стали они готовиться к смерти. Сменяла бабка последние ягоды на горстку муки, испекла лепешек и говорит:
- Ну что, давай, дед, перед смертью хоть поедим.
Съели они лепешки, а потом переоделись во все чистое, легли на кровать и стали ждать смерти. Руки крест-накрест на груди сложили, глаза закрыли. Лежат и просят Господа: «Пошли нам, Боже, легкой и быстрой кончины. Прими души наши в царствие твое». А за окошком ветер воет, вьюга сугробы наметает. И вдруг все стихло. Подумал старик, что они уже на том свете, перед райскими воротами. Открыл глаза, огляделся: они все еще лежат на кровати. И вдруг слышит за окошком какой-то шум, вроде скотина кричит.
- Бабка, ты слышишь, не иначе где-то рядом коровы с овцами кричат.
- Это тебе показалось. Лежи уж, не думай ни о чем.
- Да нет же, точно скотина кричит, - старик даже привстал с кровати.
- Слышала я от стариков, будто перед смертью людям всякие голоса чудятся, - теперь уже неуверенно проговорила старуха.
А старик вскочил с кровати, как молодой, подбежал к окошку, приложил ухо к стеклу и как закричит:
- Вставай, старая, это в нашем хлеву скотина кричит!
Выскочили старики во двор, бросились в хлев, а там< вся их скотина пропавшая, да еще и с приплодом. Сморода со Звездочкой кричат: вымечки у них полные молока, а рядом с ними бычки крутятся, к соскам прилаживаются. Овцы кричат, сена требуют: им свою молодежь, трех баранчиков и трех овечек, кормить пора. И куры с двумя десятками подросших цыплят кудахчут: «Давай, бабка, зернышек!».
Уж как обрадовались дед с бабкой, про то ни в сказке сказать, ни пером описать. Сразу раздумали помирать. Да и зачем теперь помирать, когда ждет их теперь жизнь получше прежней. И обряжаться пора!
                                                                                        ЕМЕЛЬЯНОВА Марина, 5 класс (1998 г.)


                                                                    





yandamur
30.03.2013 00:30

Посмотрите страницу "Фольклор" других населенных пунктов вашего родного края:
• деревня Скоморохово (Городищенская волость) • деревня Шашки • деревня Поверищи

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Вход uistoka.ru



Всего комментариев:2
С удовольствием прочитала сказки наших влазовских ребят и откровенно позавидовала полету их фантазии

Милена Мурадян
05.04.2013 23:53

ГЛАВНОЕ ВСЕ ЭТО СОХРАНИТЬ И ПРИУМНОЖИТЬ...!!!



inxs13
13.03.2014 07:29