Здравствуйте, расскажите нам, что для вас значит деревня Мещеры?
А у вас есть фото населенного пункта деревня Мещеры? Загрузите, пожалуйста!

Нижегородская область Вачский район деревня Мещеры

ЖИТЕЛИ. Биографии жителей, деревня Мещеры.

Записи о людях, которые живут, родились, бывали, любят этот родной край.

Для этого войдите с помощью социальных сетей:



Вход с помощью учетной записи на нашем сайте

 Ник "Уистока"

Введите пароль



Нет учетной записи на нашем сайте? Пройдите регистрацию


Расскажите друзьям в социальных сетях о данной странице:
Поддержать автора

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ


Вход через uistoka.ru или социальные сети:




Всего комментариев:1

23:01

Округа мордвы Вацкой

Комментировать

Мордва Вацкая А как вам это о захудалой деревеньки Мещера из древнего описания церквей. В древности было и финоугорское племя МЕЩЕРА. А то заладили русские да русские на Руси ....Ну не скидывается сюда лист описания древней Мещеры. Оказывается существовала в 16 веке версия о древности этого захудалого села Мещеры в современном мире Вачского района. Оказывается существовала народность на данной местности Мещеры по которой и обозвали в древности это село.Это в добавок к Терющевской,Вачской мордве..Жаль конечно,что не сразу бумага из Китая дошла через монголов до Руси,где уже пользовались 4 тысячелетия записями на бумаге.На бересте и коже много не сообщишь потомкам….


Тут еще такая хитрость : Бумага в те века ,была большой роскошью.Это вам не по клавеатуре компа тюкать. Мне кажется или я предполагаю,что князья за немалые ценности выкупали ее у Золотоордынских переписчиков (числеников) ,странствующих по городам и весям княжеств Руси. Мне не встречалось запись,где брали бумагу в те века.Может из Китая татары доставляли ? Как знать. Просто на бересте,коже и глиняных горшках много не напишешь. Тем более у не просвещенной мордвы в окружение врагов более мощных и завоевавших огромные земли по миру.

Озеро Пурешево из глубины веков.Пуреш (Каназор Пуреш) (? — † 9 апреля 1241), мокшанский царь (каназор)[1], глава раннефеодального политического образования мокшан, (в русских источниках упоминается как «Пурешева Волость»), объединявшего ряд княжеств. Имел сына Атямаса и дочь Нарчатку[2]. В русских летописных сводах XII и XIII веков Пуреш упоминается как современник Пургаса и его основной соперник. Земли, объединённые под властью Пуреша, включали бассейны рек Цны, Вада, среднего течения рек Мокши и Суры. Одержал ряд побед в войнах с русскими княжествами[3]. С 1220 — союзник Владимирского князя Юрия в войне с Пургасом и булгарским ханом Алмушем за устье Оки[4]. Поддерживал союзнические отношения с половецким ханом Котяном[5]. Нашествие монголо-татар в сентябре 1236 года поставило Пуреша перед выбором, так как его владения, расположенные в лесостепной зоне, были открыты для монгольской конницы. Приняв предложение Батыя, Пуреш стал его вассалом и вместе со своим войском сопровождал монголо-татар в их походе в Центральную Европу.




Конец XIV - начало XV века время серьезных политических изменений в правобережье Нижней Оки. Московское великое княжество, пользуясь ослаблением Орды, продолжало свое продвижение в правобережье Нижней Оки. Славянская земледельческая экспансия, ведшаяся со стороны Березополья, продвигала границы древнерусских владений к правому берегу Теши. События второй половины XIV века известны в истории Золотой Орды как «Великая замятня». С 1360 по 1380 год на троне империи сменилось более десятка правителей, что сопровождалось бесконечным кровопролитием. Почувствовав ослабление центральной власти, ордынские феодалы стали самовольно захватывать не принадлежащие им земли. Многие ринулись в Волго-Окско-Сурское междуречье. П. Черменский указывал: «…в начале 1360-х годов в Наровчате утвердился как самостоятельный государь («сам о себе княжаше») царевич Тогай. … Тогда же, а именно в 1362 г., прибыл в страну мордвы-эрзи на р. Пьяна князь Сегиз-Бек, построивший на этой реке крепость («обрывая рвом ту седе»). Какой-то татарский князь утвердился на р. Теша, построив крепость Саканы. На р. Сатис, левом притоке Мокши, в городе Сараклыч сел князь Бейхан. На средней Мокше между Темниковым и Краснослободском поселился князь Сеид-Ахмет».[1]Для нас сообщение Черменского интересно фактом упоминания крепости Саканы на берегу Теши. А.А. Гераклитов соотнес эти Саканы с селом Саконы расположенном на высоком левом берегу Теши, в устье речки Саконки.[2] То есть во второй половине XIV века, в междуречье Теши и Оки выходцами из степи основывается феодальное княжество. Что это было за княжество и как оно называлось?

« 9 декабря 1720 года был отдан приказ о посылке геодезистов в губернии для составления ландкарт (географических карт). В нашу губернию были направлены геодезисты Степан Орликов и Иван Шехонский. Они составили карты Нижегородского края. Особого внимания но нашему вопросу заслуживает карта Арзамасского уезда. На ней показана в междуречье Пьяны и Серёжи зигзагообразная линия с надписью «Вал земляной». Тут и шла граница от Пьяны к Серёже. На той же карте в междуречье Тёши и Серёжи показана обширная, особо обведённая территория. На ней есть подпись «Дворцовой волости Арзамасского уезда заповедный мачтовый сосновый годный лес». Название «заповедный» явно отражает былую принадлежность этого леса к государственной границе страны вдоль Серёжи, где делались «засеки». Вдоль этой границы и шёл «Грошак» или «Грошатка»- древняя военная дорога со следами дубовых гатей через болота.

Обратите внимание в Ардатовском районе на карте прошлого линия мачтового реликтового леса.Вот вам и граница и заграждение и "Саконские ворота" которые охраняли от прохода проезда чужаков и крепость на противоположно стороне в Саконах как и крепость Стародуба -Воцкого. Много на этой карте прошлого можно найти ; Скажем озеро с островом, на котором обозначена церковь или монастырь… И замечено,что в древние времена селились в основном по берегам рек.

Уже целый ряд современных исследователей обратил внимание на одно место в сочинении Иосафата Барбаро. Венецианский дипломат и путешественник И. Барбаро, проживший на территории Золотой Орды с 1436 по 1452 года, в своей книге «Путешествие в Тану» рассказывая о Казани писал: «Это торговый город; оттуда вывозят громадное количество мехов, которые идут в Москву, в Польшу, в Пруссию и во Фландрию. Меха получают с востока и северо-востока, из областей Дзагатай (Zagatai) и из Мокши (Moxia). Этими северными странами владели татары, которые в большинстве своем язычники, так же как и мордовцы».[3]Барбаро писал свою книгу позже, уже в Европе, и направления севера и северо-востока указывал не относительно Казани, а относительно причерноморской Таны, потому что в другом месте своей книги, он и о Рязани пишет как о городе находящемся на северо-востоке.[4]Следовательно, область Moxia, лежащая к северо-востоку от Таны, это золотоордынский улус Мохши, или лесистый бассейн реки Мокши.
Леса по берегам Мокши, будь то улус или географическая область, на севере смыкаются с густыми дебрями бассейна Сережи и Теши, являющимися восточной частью знаменитых муромских лесов. Действительно, здесь пушной зверек водился в изобилии, что подтверждается и более поздними свидетельствами. О ценных куньих мехах, добываемых в землях Кадома, Мурома и Казани, писал Дж. Флетчер.[5]В XVI веке Сигизмунд Герберштейн указывал, что леса за Муромом изобилуют «звериными мехами, медом и рыбой».[6] Шведский купец Иоганн де Родес, живший в России, в XVII в., в своих записках указывал, что хотя самыми лучшими считались сибирские меха, все же главным образом пушнина добывалась в Казанских областях к которым относилось тогда и Волго-Окско-Сурское междуречье.[7] Очевидно, леса междуречья Теши и Оки названы у Барбаро областью Zagatai.



Что же может помочь отожествить данные территории с областью Zagatai (Джагатай, Чагатай)? Именно следующие обстоятельства. Мы знаем, что в середине XIV века в Сакани (Саконах) обосновался татарский князь. Кто он? Остались ли в летописях или документах какие-то следы и упоминания? Жалованная грамота Василия III, данная 29 февраля 1524 года, князю Хозяшу Чегодаеву гласит «…пожаловал осми Хозяша князь Чегодаева сына Саконьского в Муромском уезде, в Унжинском стану деревнею Черною Микулинскую Медведкова со всем с тем, что к той деревне исстари потягло… наши наместники муромские волостители и тиуны того Хозяша и его людей не судят ни в чем…».
Вот уже и Василий 3 начинает давать Жалованные грамоты в соседях у Вацкой мордвы. Не мытьем то катаньем отжимают себе земли ,пользуясь моментом
Как видим, отец Хозяша князь Чегодай имел прозвание «сын Саконьский». Судя по аналогии с другими прозваниями местных («мордовских») князей, оно в те времена могло означать только географическую привязку. Следовательно, предок Хозяша, князь Чегодай был правителем Сакани. И именно Сакани стоявшей на берегу Теши.
Леса по берегам Мокши, будь то улус или географическая область, на севере смыкаются с густыми дебрями бассейна Сережи и Теши, являющимися восточной частью знаменитых муромских лесов. Действительно, здесь пушной зверек водился в изобилии, что подтверждается и более поздними свидетельствами. О ценных куньих мехах, добываемых в землях Кадома, Мурома и Казани, писал Дж. Флетчер.[5]В XVI веке Сигизмунд Герберштейн указывал, что леса за Муромом изобилуют «звериными мехами, медом и рыбой».[6] Шведский купец Иоганн де Родес, живший в России, в XVII в., в своих записках указывал, что хотя самыми лучшими считались сибирские меха, все же главным образом пушнина добывалась в Казанских областях к которым относилось тогда и Волго-Окско-Сурское междуречье.[7] Очевидно, леса междуречья Теши и Оки названы у Барбаро областью Zagatai.

Церковь современных Саконов

Что же может помочь отожествить данные территории с областью Zagatai (Джагатай, Чагатай)? Именно следующие обстоятельства. Мы знаем, что в середине XIV века в Сакани (Саконах) обосновался татарский князь. Кто он? Остались ли в летописях или документах какие-то следы и упоминания? Жалованная грамота Василия III, данная 29 февраля 1524 года, князю Хозяшу Чегодаеву гласит «…пожаловал осми Хозяша князь Чегодаева сына Саконьского в Муромском уезде, в Унжинском стану деревнею Черною Микулинскую Медведкова со всем с тем, что к той деревне исстари потягло… наши наместники муромские волостители и тиуны того Хозяша и его людей не судят ни в чем…».

Как видим, отец Хозяша князь Чегодай имел прозвание «сын Саконьский». Судя по аналогии с другими прозваниями местных («мордовских») князей, оно в те времена могло означать только географическую привязку. Следовательно, предок Хозяша, князь Чегодай был правителем Сакани. И именно Сакани стоявшей на берегу Теши.

Карта Наполеона перед наступлением.

улица Советская поселка Вача в прошлом
Несомненно, область Чагатай с центром в Сакани вплоть до начала XV века сохраняла независимость от Москвы. Такой вывод можно сделать, рассмотрев «духовные грамоты» (завещания) московских великих князей, в которых подробно расписывались передаваемые в наследство вотчины и угодья. Земли междуречья Теши и Оки, непосредственно прилегавшие к Мурому обозначались в этих грамотах как территории: «… с мордвой и с черемисою, что к Мурому потягло». Разумеется «потяглая к Мурому» мордва и черемиса, в то время, могли обитать только на противоположном Мурому правом берегу Оки. Так вот, в «духовных грамотах» Василия I (от 1423 г.) и Василия II (от 1462 г.) город Муром завещался без мордвы и черемис. Только в грамоте Ивана III (от 1504 г.), Муром завещается «с мордвой и черемисами, что к Мурому потягло». О независимом статусе этого региона говорят и древние карты. В 1674 году, французский картограф Гийом Сансон выпустил подробную карту Российского государства. Но готовя её, он брал за оригинал карты Московии времен Ивана III и Василия III. На карте Сансона земли на противоположном Мурому берегу Оки, лежащие между Тешей и Мокшей, обозначены надписью «Tartares de Mordva» . Из сказанного выше следует, что только на рубеже XV-XVI веков можно говорить о подчинении страны Чагатай Московии, вместе с общим подчинением мещерских земель московской короне, случившихся после следующих событий.


Но эта зависимость оставалась крайне нестабильной. В те периоды когда Москве удавалось ставить «на царство» в Казани своих марионеток, на землях региона назначались тиуны и дворецкие, податное население раздавалось «в кормление» московским служилым людям. Но стоило только казанцам скинуть московского ставленника, как вчерашние «кормления» обращались в плацдарм для атаки на московские земли. Упоминаниями об атаке Мурома с правого берега Оки наполнены русские летописи. В 1468 году князь Данила Холмский разбил отряд казанцев близ Мурома. В 1520 году казанские отряды опять нападают на предместья Мурома. В 1535 году в Казани «сел» крымский царевич Сафа-Гирей, враг Москвы, и казанцы вновь совершают набег. «Воевали казанские татары возле Нижнего Новгорода, и Березополье и Гороховец, и много христиан иссекли и попленили». В следующем году набег на Нижний Новгород и Балахну отбили муромские воеводы. Из-за опасности набегов, согласно «росписи» Разрядной книги в Муроме в 1536 году было семь воевод (больше чем в Нижнем Новгороде). Но и это не останавливало казанских царей. Зимой 1537 года на Муром напал Сафа-Гирей. «Он же злый и лукавый укоже змий вынырну из хврастия, тако и се из леса прииде безвестно генваря 15, в понедельник, под Муром и пришед посады пожег и к городу приступати начал…». Приступ отбили, но в 1539 году «воевали казанцы грады и пусты створили… Муром». В 1541 году Сафа-Гирей опять привел рать к Мурому и «распусти облаву свою. А сам стоял в селе Глядячем за две версты от города, и пошел прочь… повоевав и полону поимав бесчисленно». Из этих сообщений видно, что казанцы нападали на Муром из правобережья, переходя Оку по льду. Следовательно, даже в первой половине XVI века московская власть в междуречье Теши и Оки была непрочной. Это междуречье оставалось для московитов враждебной землей, и не случайно А. Курбский называл земли к востоку от Мурома «диким полем».

В этой связи показательна судьба крепости Сакань. В 1552 году, во время своего Казанского похода Иван Грозный, пролагая маршрут от Мурома, называл Сакань «Саканским городищем». Возле Саканского городища располагалась третья стоянка московской армии. Городищем назвалось разрушенное поселение, значит, к этому времени Сакань лежала в руинах. Вероятно, союзное Москве княжество было уничтожено казанцами во время одного из своих набегов, или наоборот, было разгромлено москвичами как возможный союзник Казани. Памятью о княжестве, в русских документах XVII века зафиксировано мордовское административно-податное подразделение, известное как Саконский беляк.

Это название поможет нам установить приблизительные границы Саконского княжества. Есть мнение, что в период противостояния Москвы и Казани в междуречье Цны, Оки и Теши сложилось феодальное государство названное историками Темниковским княжеством. Существовало такое княжество или нет, является предметом научной дискуссии. Однако, на наличие в городе Темникове некоего центра, из которого велось управление мещерскими землями правобережья Оки указано в работах М.М. Акчурина и М.Р. Ишеева.

«Темниковское княжество» («страна Тумен», «Мещерская украина» «Мордовская украина») было конгломератом княжеств, в которых правили «мордовские татары» («мещерские князья»). Это выражение на Руси, кроме всего прочего, толковалось как «украинские татары, живущие на Мещерской Украине». В XV-XVI веках территория правобережья Оки была для Русского государства «Украиной», одной из многих «украин» расположенных по границам Московского великого княжества.
Темниковское княжество назывались «беляки» (от тюркского бийлык – дар). Изначально у ордынцев термин беляк означал княжество, небольшое феодальное владение. Такая терминология известна и в Крыму, и в других постордынских государствах. Впоследствии, в землях Мещеры, беляк был заимствован мордвой, и трансформировался в обозначение территории податной мордвы, и в таком значении вошел в русский документооборот.

Из писцовых книг следует, что к Саконскому беляку относилось селения Старый (Большой) Макателем и Камкина деревня (ныне Кошелиха). Если принять расположение современных сел Кошелиха и Б. Макателем за южную оконечность Саконского беляка, то можно допустить, что южная граница княжества достигала верховий речек Сатис и Вичкинза. Северной границей служило течение реки Теши от села Туманова до села Мурзицы (Мурзицина деревня, Мурзицын стан), к западу от которого уже жили «мордва и черемисы что к Мурому потягло». На востоке граница проходила в окрестностях села Ичалово, где была вотчина князей Чегодаевых «по старине».

Можно допустить, что вот так в целом, выглядела территория Саконского княжества. Но любопытно, что обозначенные рубежи совпадают с очертаниями созданного впоследствии Ардатовского уезда. В этом совпадении нет никакой натяжки. Не секрет, что административные границы в Российской империи очень часто проводились по рубежам вошедших в состав империи политий, да и само вхождение новых земель в её состав обычно не предполагало их административно-территориального переоформления. В трудах отечественного специалиста по исторической географии Я. Водарского отмечалось, что в трети случаев «граница в XVIII веке прошла по межам XVII века… и не изменилась», в другой трети «граница XVIII века… приблизительно точно отражает размежевание уездов». Изменений старых границ по мнению ученого вообще не наблюдалось, т. к. в оставшейся трети случаев между территориями соседних уездов имелась не заселенная «промежуточная территория». Ардатовский уезд, до своего создания, был частью крупного Арзамасского уезда образованного непосредственно после присоединения Волго-Окско-Сурского междуречья к Москве.


Но, несомненно, образованный в XVI веке Арзамасский уезд заключал в себе земли уже имевшие какой-то административный статус в составе других феодальных государств. При этом следует отметить, что согласно «Писцовых книг», еще в 1621-1623 годах, уезд включал в себя только четыре стана - Тешский, Ичаловский, Иржинский и Подлессный. Два западных стана, Утишный и Залессный были присоединены к уезду позже. Вероятно, до второй четверти XVII века они еще принадлежали «мордовским татарам».

А созданный в 1779 году Ардатовский уезд, (Рисунок 3) включил в себя земли именно этих западных станов Арзамасского уезда, добавив к ним Ичаловский стан. Это деление не было случайным. Тот же А. Гераклитов отмечал, что мордва западных станов Арзамасского уезда, отлична от мордвы восточных станов.

Саконский беляк был частью Темниковского княжества (страны Тумен). На северную границу Темниковского княжества опять же может указать топонимика. Восточнее Сакон, на левом берегу Теши расположены села Большое и Малое Туманово бывшие раньше одним селом Туманово. Следуя принципу «относительного негативизма» можно допустить, что это село получило свое название от северных соседей нижегородцев как обозначение границы страны Тумэн (Темниковского княжества) в XV-XVI веках.

Окончательное присоединение края к России произошло в середине XVI века, после победы Ивана Грозного над Казанью. Но и после присоединения статус региона еще не утвердился окончательно. Земли междуречья Оки, Волги и Суры, наполненные многонациональным населением, жившим в условиях постоянных войн всех со всеми, на первых порах представляли неспокойное хозяйство. Вот что писал о мордовских землях начала XVI века, к которым в полной мере можно отнести и южную часть современной Нижегородской области, саранский историк В.К. Абрамов: «Мордовская земля представляла собой поголовно вооруженную федерацию мелких независимых друг от друга территорий, во главе которых стояли или размножившиеся потомки бывших князей, как мордовских, так и татарских, или даже выборные вожди типа казацких атаманов».

Песчаные почвы междуречья Теши и Оки не привлекали земледельцев, а вчерашние вольные князьки и мурзы, или доведенные притеснениями «ясачные» мордвины, в случае недовольства центральной властью уходили в леса и занимались разбоем. Молва об этих разбойниках прокатилась так широко, что на карте России Герарда Меркатора от 1595 года лесные земли правобережья Нижней Оки отмечены надписью «Mordva grassatores» («Мордовские разбойники») . А на карте голландца Йодокуса Хондиуса, изготовленной в том же 1595 году, отмечены надписью «Mordva grassatores mahumetan» («Мордовские разбойники магометане»). Разбои были здесь делом привычным, и в связи с этим мы встречаем интересное сообщение у Адама Олеария, европейского дипломата посетившего Россию уже в 40-х годах XVII века. Описывая свое плавание вниз по Оке, путешественник, подплывая к Мурому рассказывал: «…по воде плыло нагое человеческое тело… Полагали что это человек убитый казаками, или беглыми рабами… Так как, однако, убийства здесь нередки, то русские не обратили на это внимания».
Также в своем повествовании Олеарий приводит любопытный факт характеризующий мнение современников о политической ситуации сложившейся в правобережье Нижней Оки в первой половине XVII века. Следуя вниз по Оке, он продолжает: «Затем приехали мы к городу Мурому, населенными русскими и татарами. Здесь начало поселений мордовских татар, которые все покорны великому князю (московскому авт.)… Не доехав с полмили до этого города, мы увидели на правом берегу (Оки авт.), в сторону крымских татар (выделено авт.), несколько татар. Они вскоре спрятались в кустах и оттуда стреляли в нас, так что одна пуля пролетела над кораблем». Видимо и в первой половине XVII века принадлежность земель правобережья Нижней Оки была далеко не определенной. Не случайно Олеарий назвал правобережье Оки «стороной крымских татар».

Дело в том, что Крымскому царству – одному из могущественных государств Восточной Европы XV-XVII веков, тогда принадлежали значительные территории южных степей, и условная граница между Московским государством и Крымом пролегала от Днепра до правобережья Оки. Здесь долгие годы буфером между Москвой и степняками служили Касимовское царство и страна Тумен. Но следует знать, что первыми правителями Касимовского царства были дети казанского царя Улуг-Мухаммеда, который доводился двоюродным братом крымского правителя Гирея – основателя крымской династии. А в Восточной Мещере самыми крупными феодалами были потомки князя Бахмета, принадлежащего к знатному золотоордынскому роду Ширин, выходцы из которого играли и самые главные роли в Крыму.

Учитывая, что между Московской Русью и Крымом в XV веке сложились очень тесные союзнические отношения в борьбе с Большой Ордой (во многом благодаря которым и была одержана победа в знаменитом «стоянии на Угре»), на трон в Касимове Москвой назначались кровные родственники Гиреев. Эта традиция соблюдалась неукоснительно, до тех пор, пока эти отношения не испортились, после чего на царство в Касимове, в 1502 году, был избран выходец из Большой Орды султан Шейх-Авлияр. Это кстати, вызвало громадное недовольство в Крыму, где считали земли Мещеры своей наследственной вотчиной. Вероятно по этим причинам, вплоть до XVII века, правобережье Нижней Оки и называли «стороной крымских татар». Интересно в этой связи наблюдение Б. Рыбакова. Изучая средневековую карту А. Дженкинсона, он обратил внимание, что земли мордвы находящиеся между Рязанью и Нагорной черемисой окрашены на карте в цвет Крымского царства.
После победоносного казанского похода Ивана Грозного, территории Волго-Окско-Сурского междуречья стали пограничной землей между Россией и государствами степняков. Здесь строились засеки, и создавалась эшелонированная оборона против набегов кочевников. Только после ликвидации «Смуты», во второй четверти XVII века, у Москвы по-настоящему «дошли руки» до территорий Восточной Мещеры. Стали проводиться регулярные переписи податного населения, стала укрепляться власть центральной администрации. Хотя следует отметить, что глухие леса бассейна Теши и Сережи («Салавирьские леса») и междуречья Теши и Мокши («Выксунские леса» и «Саровские леса»), еще долго оставались прибежищем «лихих людей» и местом укрывательства для нежелавших платить все увеличивающиеся подати. П.А. Мельников писал, что мордва в 1639 году, «летом, не сжав хлеба» скрылась в лесах от лютовавшего сборщика налогов Петра Кирсанова. «Забрали скот и разбежались по дремучим лесам муромским и салавирским, и по реке Сереже».

И все-же, по мере укрепления власти Романовых, статус «мордовских татар» стал неуклонно снижаться, а их автономность в управлении беляками стала сводиться на нет. Постепенно удельные княжества были ликвидированы. Для управления податной мордвой были созданы специальные должности «мордовских воевод» и «мордовских голов», в принципе взявших на себя большинство функций «мордовских князей». Таким образом, Юго-Запад Нижегородской области, а именно междуречье Теши и Оки, практически до последней четверти XVI века нельзя в полной мере относить к территориям Руси, а говорить об окончательном присоединении этих земель к Русскому государству, можно только начиная с XVII века. Вхождение полиэтничного региона в состав Руси сделало её многонациональной страной, обеспечив главное богатство будущей России – её неповторимое многообразие, и уникальный опыт совместного существования разных языков, культур и религий.

sergej
09.02.2019 15:18
Рейтинг@Mail.ru

Самые любимые места пользователей



Как попасть сюда? Необходимо, чтобы ваша малая родина была первая в рейтинге: деревни, села, поселка, городка.