Здравствуйте, расскажите нам, что для вас значит деревня Дубок?
А у вас есть фото населенного пункта деревня Дубок? Загрузите, пожалуйста!

Псковская область Островский район деревня Дубок

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ, деревня Дубок.

Культурные ценности, памятники, архитектура, природа - деревня Дубок Островский район Псковская область

  Верно подмечено, что талантливый человек талантлив во всем. Наш знаменитый земляк, уроженец деревни Дубок Юрий Орлов не только одаренный художник, но и талантливый писатель. В этом можно убедиться, если почитать его книги "От истока Великой" (Псков, 2003), "Рассказы для внука"(Псков, 2005),  "Тропою детства" (Псков, 2006). Здесь можно будет познакомиться с двумя главами из книги "Рассказы для внука", рассказывающими о военном детстве художника, проведенном  в родном Дубке. Иллюстрации к книге выполнены самим автором.

  Юрий Орлов. РАССКАЗЫ  ДЛЯ  ВНУКА

  КАК МЫ С ВОВКОЙ "ПЕКЛИ БЛИНЫ"

От большой крепкой деревни с кра­сивым названием Дубок, где я родился, не осталось и следа. Единственным на­поминанием о ней стоит дуб с безжалос­тно обломанными ветками, чуть поодаль мелкие деревья и густой разноцветный кустарник. А все война! У меня и сей­час, когда навещаю родные места, болью охватывает сердце…

Помню, как в начале июля 41-го в Дубке появились фашисты. Первой въехала на велосипедах группа финских раз­ведчиков. Бесцеремонно врываясь в дома, они их разоряли и грабили. Потом подошла механизированная колонна нем­цев. На улицах зазвучала чужая, непонят­ная речь. Не только взрослые, но и дети понимали - эта беда поселилась надол­го. О прежней мирной, а значит счастли­вой жизни, напоминали лишь роскошные деревенские сады. В домах замерла жизнь. В зданиях школы, больницы, магазина и столовой расположились фрицы - новые хозяева. Ввели они и новые порядки.

Вскоре они совсем обозлились. Объявились в наших краях партизаны. Лес рядом. Немцы начали нести потери от внезапных налетов народных мстителей. Стали они строить оборонительные сооружения. Вокруг деревни заложили мины. Но никакие запреты не могли удержать нас, неугомонных пацанов, взаперти.

В Дубке остались старики, женщины и дети. Все здоровые и молодые мужчины сражались с врагом или на фронте, или в партизанских отрядах. Поэтому над каждой семьей зловещей тенью висела угроза. Взрослые, опасаясь за нас, уговаривали не бегать на улицу. Да разве можно было нас удержать?! Дети есть дети.

Однажды, когда я пулей летел по деревенской улице, подозвал меня бывший директор школы.

-Ты смелый мальчик? - шепотом спросил он. - Я хочу поручить тебе ответственное дело. Нужно перерубить провод, ведущий к минам со стороны леса. Это тебе по силам.

- Зачем, дяденька?

- Надо навредить немцам. Топор возьмешь у меня во дворе за сараем, и никому ни слова. Понял?

- Понял, - кивнул я.

Директор исчез, а в моей голове за­вертелись сбивчивые мысли. Тут на ули­це показался Вова, мой лучший друг. Ему, как и мне, шел уже седьмой год.

- Фью! - свистнул я негромко, когда увидел товарища.

Вова хорошо знал этот позывной, и сразу направился в мою сторону. От него у меня никогда не было секретов.

- Дело есть, - зашептал я. - Хочу пе­рерубить провод, протянутый к минам.

- Зачем? - изумился друг.

- Надо, попросили.

- А-а-а, - протянул Вовка.

- Ты мне поможешь?

- Вдруг попадемся?

- Не дрейфь! Никто не увидит!

Отыскав в указанном месте небольшой топорик с блестящим лезвием, мы тронулись на окраину деревни. Я шел впереди, пряча топор за спиной. Вова прикрывал меня сзади. Зыркая по сторонам, мы видели, что улица абсолютно пустынна. Об опасности совсем не думали.

Подойдя к проводу, как казалось нам, незаметно, я взмахнул топором. Но рубануть не успел. Будто гром среди ясного неба, над головами просвистела короткая пулеметная очередь. В первую минуту мы даже не сообразили, что случилось.

До того неожиданно прозвучали выстрелы. В голове не укладывалось, что нас заметили. Ведь никого не было. От бруствера по направлению к нам бежали немцы, что-то крича и размахивая оружием. Они больше не стреляли, так как видели перед собой только двух перепуганных шкетов. Но голоса их не предвещали ничего хорошего. Из-за угла выскочило еще несколько немцев. Озираясь по сторонам, они искали виновников переполоха.

На мгновение мы остолбенели. Но потом какая-то невидимая сила толкнула меня в спину. Стряхнув оцепенение, я сорвался с места, за мной ринулся Вова.

Молча мы сиганули в чужой двор и побежали огородами. Густая зелень очень хорошо скрывала нас от преследователей. Подгоняемые страхом, мы добежали аж до дома бабки Тулихи. Только тут я резко затормозил. Эта старушка была нашей родственницей. В голове мелькнуло: «Вот где можно укрыться!»

- Давай сюда! - махнул я бегущему другу. - Это самое безопасное место!

Увидев двух испуганных мальчишек, бабушка с тревогой начала нас расспрашивать.

- Немцы гонятся за нами! - скороговоркой выпалил я. - Спрячь где-нибудь!

Перекрестившись, старая женщина окинула взглядом просторную горницу.

На глаза попался большой старинный сундук, доставшийся ей в наследство от матери.

- Живенько забирайтесь, затаитесь, и ни гу-гу,- велела бабка. - Чтоб никакого шороха!

Над головами хлопнула тяжелая крышка, в замке дважды повернулся ключ. В сундуке стало темно, свет пробивался тонким лучиком только через замочную скважину. У нас дрожали руки - так было страшно. Зарываясь поглубже в какое-то тряпье, мы затаились.

- А если найдут? - возбужденно шептал приятель. - Что будет с нами?

- Не бойся, - буркнул я. - Нас никогда не найдут!

Запах слежавшейся одежды щекотал ноздри. Неожиданно Вова чихнул. И тут же с грохотом открылась входная дверь.

В комнату ввалились немцы. По деревянному полу угрожающе застучали кованые сапоги. Совсем рядом послышались голоса.

Зажав одной рукой другу рот, я замер. По спине пробежали мурашки.

Потоптавшись по дому и о чем-то поговорив между собой, солдаты вышли на улицу. Сундук, стоящий на виду у стены, не вызвал у них никакого интереса. Восстановилась такая тишина, что слышно было, как гулко бились наши маленькие сердечки.

- Слава богу! - промолвила бабка Тулиха. —Пронесло!

Шаркая ногами, она приблизилась к нашему убежищу:

- Пойду предупрежу ваших мамок, чтоб не переживали. А вы тут сильно не шебуршитесь.

Волнение мало-помалу улеглось. Противные холодные мурашки совсем исчезли.

- Мы как серые мышки в подвале, - вдруг тоненько захихикал Вовка.

Я тоже рассмеялся. Мы расслабились, и приятное тепло волной прокатилось по телу.

- Спать хочется, - медленно произнес мой напарник, сладко зевая. Свернувшись калачиком, он прижался ко мне и тихо засопел. Мои веки тоже отяжелели, потом склеились. И я безмятежно заснул.

Рано утром первым проснулся Вова. Стал меня тормошить. Разлепив глаза, я тут же зажмурился от бегающих солнечных зайчиков. Комната была полна света, яркие лучи проникали даже в сундук, поскольку крышка была полностью открыта. В голове вихрем пронеслись вчерашние приключения. Вообще-то за время войны все уже привыкли к выстрелам. Но, оказывается, испытываешь совсем другие чувства, когда стреляют по тебе...

Потягиваясь, мы еще молча полежали, вспоминая каждый про себя погоню. Потом, приподнявшись, высунули головы и поглядели по сторонам. В комнате никого не было.

В ожидании бабушки, присев на корточки, начали изучать содержимое сундука. Чего здесь только не было! Вышитые полотенца, наволочки, одежда, посуда и многое другое. Ползая по сундуку, длинному, широкому и высокому, мы обнаружили много интересных вещей.

- Посмотри, - вдруг оживился Вова, - что я нашел!

В руках у него красовался глиняный кувшин. Засунув руку в узкое горлышко, Вовка вытащил горсть серебряных монет...

- Во, «блины печь» здорово!

Была у нас такая любимая игра...

При внимательном осмотре сундука нам попалось еще несколько подобных тайников. Ни о чем не задумываясь, мы положили по нескольку монеток в кармашки наших штанишек и вылезли из своего укрытия. Тут вошла наша спасительница. Попотчевав молочком и хлебцем, сначала отправила домой Вову, а затем выпустила меня.

Дома нас встречали обеспокоенные и рассерженные родные. Моя мама не сомневалась, что я снова что-то натворил. Но когда я, давясь и захлебываясь словами, рассказал ей о случившемся, пришла в ужас.

- Боже мой! Вас же могли убить! - воскликнула она, плача и крепко прижимая меня к себе.

- Никогда больше ничего не делай, не поговорив со мной. Обещаешь?

- Обещаю! -говорил я, хлюпая носом.

Целый день я просидел дома. Время тянулось невыносимо медленно. Тревога не сходила с маминого лица, но немцы больше никого не искали.

На следующий день на заветном месте я встретился с Вовой. Живописный прудок, окруженный высокими дубами, был любимым местом наших детских игр.

Вовчик сгорал от нетерпения:

- Давай быстрее! Почему так долго?

Пританцовывая, он топтался на берегу, охваченный жгучим желанием победить в честной борьбе. Мне стало смешно при виде взъерошенного друга. Забыв обо всем на свете, мы достали из карманов серебряные монеты и начали «печь блины». Далеко скользили они по водяной дорожке, ныряя на дно у противоположного берега. Не то, что камни. Хоть и плоские, но камешки долетали только до середины прудка. Так, соревнуясь друг с другом, мы разбросали все царские рублики. Отпраздновали свое спасение. И Тулиха не обеднела, и немцев вокруг пальца обвели...

                                         

  ЭХО ВОЙНЫ

Окончилась война. И земля повсюду была напичкана необезвреженными минами, бомбами, снарядами. Немцы оставили скрытые мины в детских игрушках, ручках, самоварах и других привлекательных вещицах. На коварные немецкие ловушки попадались дети. До военных «игрушек» были особенно охочи мальчишки. Шныряя по кустам и полям, искали мы винтовки, пистолеты, наганы.

При находке очередного трофея устраивали соревнования. Хорошо палили, метко. Стрелять умели все. У каждого пацана в карманах всегда имелся запас патронов.

Много подобного оружия перетаскал домой и я. Старшая сестра Саша находила мои тайники и все сдавала в сельсовет. Я упрямо прятал, а она упорно отнимала. Ох, и доставалось мне от нее!

Мама никогда не била меня, зато Саша запросто могла влепить затрещину.

- Учительница называется, - кипела в таком случае во мне обида. - Дерется, как мальчишка.

Я понимал, что сестра хотела уберечь меня от возможных неприятностей, но все равно злился. А чтобы было, если бы Саша увидела меня со снарядом в руках?

В компании сверстников я был самым крепким, поэтому мне доставалась главная роль. Ребята поднимали найденный снаряд и клали на мое плечо. А я его бил об камень тем местом, где соединялась головка с гильзой. Расшатанную головку вытаскивали и доставали порох в виде квадратиков, макаронин и просто в мешочках. Добытое вещество бросали в костер. Получался отличный фейерверк.

Нам нравилось. А я так умудрился однажды бросить порох в домашнюю печь на горящие дрова, что чуть не навлек беду.

Много было мною раскурочено снарядов, но ни один не взорвался. Однако не всем так везло. Роковая случайность отняла у меня друга. И произошло это на моих глазах. Такое никогда не забудешь...

Как-то, по настойчивой просьбе отца, желавшего вернуться в родные места, мама и я отправились пешком в Дубок. С первыми лучами солнца мы вышли из Родового. Впереди предстоял долгий путь. Мы шли и радовались мирной жизни. На голубом небе - ни облачка. К обеду стало парить. Разморенные дневной жарой, сбавили шаг.

Перед Островом небо нахмурилось, поплыли тяжелые черные тучи. Вдали засверкала молния. Немного погодя, раздались оглушительные раскаты грома. Налетел порывистый ветер, зашумели деревья, раскачиваясь из стороны в сторону. Началась гроза. Хлынул проливной дождь. До Городища оставалось недалеко. И мы благополучно дошли до поселка. Переночевав у знакомых, на следующий день снова продолжили путь. Места наши были неузнаваемы. Земля, изрытая снарядами, и пепелища - вот что видели наши глаза. Подойдя к Дубку, мы с ужасом поняли - деревни больше не существовало. Люди жили в землянках. Печные трубы, выведенные на поверхность, выглядели удручающе.

Обитатели временных пристанищ внимательно разглядывали пришельцев. Узнавая нас, вылезали наружу и радостно приветствовали. Кто-то предупредил, что наши землянки (построенные во время войны) еще не разминированы, поэтому заходить в них нельзя.

Осмотрев все вокруг, решили заглянуть к тете Мане - бывшей соседке. Вова, с которым когда-то «пекли блины», был ее младшим сыном. Я уже знал, что мой друг жив, здоров. И хотел поскорее его увидеть. Как мы обрадовались встрече!

Перебивая друг друга, стали вспоминать совместные игры. От души смеясь над своими проделками. Маленькие были тогда и глупые. А сейчас мы чувствовали себя большими. Нам шел уже десятый год.

Мамы, поглядывая на нас, заговорили о жизни. Вокруг заброшенные исковерканные поля. Землю приходилось копать лопатами - не было ни техники, ни лошадей. Картошку сажали глазками. Не осталось никакого скота: ни овец, ни коров. Люди изворачивались, как могли, приспосабливаясь к новой жизни.

Взрослые разговоры не очень нас интересовали, поэтому я с Вовой отправился бродить по заветным местам. Он спешил показать свои владения, где еще было много боеприпасов. Когда подошли к прудам, я раскрыл рот от удивления.

Снаряды большого и малого калибра лежали в ящиках и прямо на земле.

Семья друга слыла мастеровой. Посуда, недра, рукомойники и многое другое делалось их руками. Вовка, подражая отцу, в карманах всегда носил ключи, пассатижи, какие-то железяки. Поэтому меня не удивило, когда друг уселся на земле, положил минометный снаряд между ног, достал из штанов инструмент и ловкими, уверенными движениями стал выкручивать головку. Было видно, что он знаток в этом деле. Вова достал белый взрыватель и принялся с увлечением за другой снаряд. Поскольку подобными вещами я и сам занимался, то пошел вдоль прудка к тому месту, где два года назад бросали серебряные монеты. Отойдя метров на пятьдесят, вдруг услышал взрыв и почувствовал леденящий холод. Резко повернув голову, увидел, как вверх взметнулся черный столб земли с какими-то лохмотьями. Это произошло так неожиданно, что голова моя была не способна сообразить, что случилось. Со всех ног я понесся назад. На месте, где недавно сидел друг, зияла большая воронка. Яне знал, что делать. От ужаса меня затрясло. Плохо различая от слез дорогу, побежал к взрослым.

Женщины, услышав взрыв, стояли на верху землянки и тревожно смотрели по сторонам. Тетя Маня, увидев меня одного, сразу все поняла и упала без чувств.

Сбежались люди. Плач женщин перешел в душераздирающий стон. Я сознавал, что Вовы больше нет, но верить в случившееся не хотелось.

После похорон мы вернулись в Родовое. Мама категорически отказалась переезжать в Дубок. Я же, потрясенный гибелью друга, к снарядам больше не прикасался.

yandamur
17.04.2013 22:39
Расскажите друзьям в социальных сетях о данной странице:
Поддержать автора

Имеются записи страницы "Достопримечательности" в населенных пунктах:


деревня Влазово деревня Шашки деревня Скоморохово (Городищенская волость) деревня Поверищи деревня Самриниха

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ


Вход через uistoka.ru или социальные сети:



Рейтинг@Mail.ru

Самые любимые места пользователей



Как попасть сюда? Необходимо, чтобы ваша малая родина была первая в рейтинге: деревни, села, поселка, городка.