село Убей
ГлавнаяРеспублика ТатарстанДрожжановский районсело Убей

Новости – село Убей

Новости, события, объявления, общение

ВОЛОСТНОЕ СЕЛО УБЕИ (УБЕЙ) БУИНСКОГО УЕЗДА СИМБИРСКОЙ ГУБЕРНИИ


Волостное село Убеи (Убей)

(история села насчитывает, как минимум, более 500 лет)

Волостное село Убеи («Церковные», «Служилые», «Базарные») находилось на торговой дороге, ведущей из города Буинска в село Астрадамовка Алатырского уезда и объединяло вокруг себя несколько близлежащих сёл: Новые Убеи, Малые (Нижние) Убеи, Татарские Убеи, Старые Убеи. В архивных документах эта дорога упоминалась в 1798 году, также была обозначена на карте Симбирской губернии 1889 года. В былые времена по ней провозили сельскохозяйственную продукцию, зерно, прогоняли скот, проходили воинские подразделения, следовали под конвоем каторжане. Такое удачное расположение сёл способствовало развитию торговли и образованию Убеевского базара, служившего пунктом сбыта и обмена сельских продуктов, скота, проведению более широких коммерческих мероприятий - ярмарок. Как правило, ярмарка проводилась в сентябре, начиная с церковного праздника Воздвижения, когда заканчивались полевые земледельческие работы, и называлась «Воздвиженская». Гостями на ярмарочном торге становились не только жители окрестных сёл и деревень, но и приезжие купцы из отдалённой местности, Средней Азии. Поэтому между людьми разных национальностей, вероисповеданий и сословий складывались особые, более доверительные отношения.

Характерным отличительным признаком крупного села, волостного центра являлось наличие административного здания и специального помещения для содержания наказанных по решению общественного схода или волостного старшины. Так, в своих рассказах местный житель и сельский учитель Шавкин Ванифатий Владимирович упоминал, что «кутузка», находилась при становой квартире Пристава первого стана, а именно, на территории земской больницы.

Согласно памятным и адресным книжкам Симбирской губернии в селе Церковные Убеи в разное время проживали становые приставы: Багрянский Григорий Иудович, Туруновский Андрей Михайлович, Троицкий Алексей Иванович, Соболев Николай Николаевич. Приставы по службе обязывались находиться на одном из участков стана и размещались на квартирах в наиболее многолюдных поселениях. Помимо комнат, предназначенных для жилья, они имели служебный кабинет, помещения для содержания арестованных и нахождения караула. По должности они входили в состав земского суда, наблюдали за соблюдением законов, приговоров суда и предписаний начальства, разыскивали воров, разбойников, беглых и беспаспортных.

Достаточно широкими обязанностями обладал волостной старшина. Объявлял законы, распоряжения, наблюдал за порядком, содержанием дорог, приведением в действие судебных приговоров, принимал меры для задержания преступников, созывал волостной сход, отдавал распоряжения при пожарах, падеже скота и других бедствиях, контролировал работу старост и других должностных лиц. Так, с 1875 по 1904 годы на должность Волостного старшины избирались: Иван Николаев, Семён Казаков, Николай Осипов. Почти четверть века в волостном правлении трудился писарем мещанин Александр Афанасьевич Пигузов. Впоследствии, в 1904 году, его назначили помощником бухгалтера в уездную земскую управу, где он прослужил до революционных событий весны 1918 года.

Кроме того, село располагало своей пожарной службой. Имелся пожарный сарай с каланчой и инвентарём, а каждый хозяин дома обязывался по решению общего схода участвовать в тушении пожара. Ручной насос и бочка из дерева для воды, перевозимые лошадьми, использовались для тушения пожаров и в советское время, практически до середины 70 годов.

В населённым пункте функционировала земская больница, открытие которой, согласно энциклопедии «Tatarica», приходится на 1878 год. Считается, что лечебное заведение построено при финансовой помощи помещика Снежинского. Однако, сведений о нём, как о лице, безвозмездно выделявшем личные средства на нужды земства Буинского уезда в общедоступных источниках нет. Фамилия «Снежинский» встречается в основном среди боярских и дворянских родов, а также именитого купечества. Является очень редкой, особенно для среднего Поволжья. Наиболее вероятным местом, где проживали состоятельные граждане с указанной фамилией является Казанская и Самарская губернии. Что же касается документов Симбирской губернии, то в списке служащих за 1895 год упоминается схожая фамилия. Это коллежский советник Иван Павлович Снежницкий, земский врач 2-го участка в Убеях. Не исключено, что он, видя низкий уровень врачебной помощи населению, мог осуществлять благотворительные пожертвования на развитие земской медицины.

Достойны уважения и памяти земские врачи и представители самой древней отрасли медицины, повивальные бабки и акушерки. На втором врачебном участке в селе Убеи с 1875 по 1913 год практиковали: Александр Фёдорович Столяров и Николай Максимович Бужуев (фельдшера), Василий Иванович Ерофеев и Гавриил Абрамович Пузырийский (врачи). Родовспомогательным делом занимались: Марфа Андреевна Тенлева (повивальная бабка), Анна Павловна Симакова, Юлия Семёновна Расторгуева, Александра Владимировна Мартьянова, Анна Матвеевна Люминарская, Пелагея Гавриловна Ратидова, М.В. Чувардинская (акушерки). Вместе с тем, в условиях дефицита средств и медицинских кадров, помощь сельским жителям осложнялась. Так, в Убеевской больнице должность земского лекаря являлась вакантной с 1914 года, вплоть до советского периода. Поэтому обязанности по обслуживанию населения распределялись между врачами других участков.

Всё же самым известным в народе местом являлась базарная площадь, которая занимала достаточно большое место в центре села. На площади находились магазины, лавки, торговые ряды, трактиры, постоялые дворы. Приезжие часто останавливались в одних и тех же домах. Размещались во всех помещениях, пригодных для проживания. А когда затихала бойкая торговля, особенно в дни проведения ярмарок, шли в питейные заведения. Кто-то отмечал полученные барыши, а кто-то заливал вином убытки.

Содержал постоялый двор и мой прадедушка – Корчагин Степан Иванович. Дом находился рядом с аптекой. Приходилось ему также гонять ямщину в уездный центр - Буинск. В начале шестидесятых годов в его доме была пекарня. Сохранились в моей памяти и остатки прилавков от торговых рядов, стоящих возле дороги рядом с магазинами. Затем на этой территории построили почту, поставили памятник погибшим на войне солдатам. Довольно успешно занимался торговлей и дедушка моей мамы – Скорняков Дмитрий Евграфович. Он продавал зерно на хлебном торге и лошадей, которых приобретал на Урале. Эта невысокая порода с густой шерстью использовалась в качестве вьючного животного в Башкирии. Коней охотно покупали, что приносило неплохой доход.

В советское время на базарной площади, которую вынесли за село, торговали не только скотом, но и разными товарами. Помню, как перед началом учебного года бабушка и мама покупали мне с автомашины школьную форму. Особенно интересно было наблюдать из окон нашего дома за народом, идущим на базар ранним зимним утром. Холода в те годы стояли ниже тридцати градусов и поэтому скотину укрывали покрывалами. В рассветных сумерках от дыхания животных парил тёплый воздух, слышался непрекращающийся хруст снега. Очень редко эта музыка прерывалась шумом мотора проезжающей одиночной автомашины или трактора с санями.

Манила и притягивала базарная площади и в будние дни, куда мы спешили сразу после уроков в школе в надежде отыскать потерянную мелочь. Особенно удача улыбалась нам весной. Снег и лёд таяли и находок, припрятанных зимой, становилось больше. На пустующий базар приходили ещё и для того, чтобы вдалеке от родителей поиграть в «войнушку». Каждый воин имел при себе самодельный пугач, который заряжался спичками в медную трубочку и при ударе согнутым гвоздиком на резинке издавал громкий хлопок. Иногда эта канонада привлекала внимание нашего участкового, проживающего на окраине села. Его появление не предвещало ничего хорошего и мы разбегались в разные стороны не забывая постреливать из нашего оружия. Видя такое неуважение к своей персоне он посещал нашу школу, пытаясь установить виновных в недостойном поведении, но мы упроно отрицали свое участие в перестрелке.

Достаточно желаемым местом отдыха в селе, являлась столовая, которая находилась напротив колхозного сада, в доме Кончевой т. Поли. После её смерти дом отошёл колхозу, где и открыли это заведение. Там не только можно было пообедать, но и выпить красного вина. В те годы через село проезжало много автомашин, либо просто повозок с лошадьми. Вот и заходили проезжие попробовать простой местной кухни под стакан веселящего напитка. Однажды, мне пришлось быть свидетелем, как в столовую в сопровождении благодарных выздоровевших пациентов пришёл наш сельский врач – Хованский Виктор Иванович, но угоститься вином не успел, был деликатно выпровожен своей женой Еленой Дмитриевной. Зная о его напряжённой, длящейся без выходных работе она не позволяла ему подобных перекусов вне домашнего очага.

Невозможно не вспомнить старый сельский клуб с библиотекой, стоящий возле промтоварного магазина «сельмага». Чей это был в прошлом дом, мне неизвестно, но его хозяин явно имел отношение к торговой деятельности. Возможно это было помещение трактира. Для сельских жителей и особенно молодёжи клуб являлся центром проведения досуга. Здесь проводились деревенские посиделки, танцы, различные собрания, демонстрировались фильмы, выступали заезжие артисты. Молодёжи собиралось много и практически все приносили с собой электрические фонарики. После окончания сеанса создавалось впечатление, что по улицам растекается огненная река, брызгающая лучами света в разные стороны. Но на этом веселье не заканчивалось. Довольно часто мы собирались на брёвнах возле своих домов за разговорами проводили время до появления просини в небе, либо подшучивали над соседями установив стучалки на окна. Так, на нашей улице проживала Мясникова т. Оля, которую все называли «маленькой» из-за её роста. Она была набожным человеком и по ночам молилась при свечах возле иконы, пытаясь не обращать внимание на наши шалости. Временами её терпению приходил конец и тогда в темноту ночи летели призывы к всевышнему наказать надоедливых бесов. После её жалоб родители изгоняли бесов уже из нас. Делали мы и добрые дела. Как-то раз, вспомнив рассказ Гайдара про Тимура и его команду, пока т. Оли не было дома, мы заполнили водой ёмкости для полива огорода. Её удивлению не было предела.

Как ни грустно, но село постепенно теряет свой прежний вид. Обновление архитектурной среды стирает старые деревянные дома и до неузнаваемости меняет облик улиц. Так, только в воспоминаниях остается здание школы, когда-то звенящей от детских голосов, аптеки, пахнущей лекарствами, дом для врачей больницы, утопающий в зарослях деревьев и черёмухи. Не осталось видимых следов от пожарного сарая, кузницы, ветряной мельницы, стоявшей в поле напротив окон нашего дома. Под тяжестью прошедших лет устало хмурятся окна стационара, амбулатория и родильного дома. Разрушаются здания овощесушильного и молокоперерабатывающего заводов. С каждым годом растёт число пустующих без жителей домов. Изменяется ландшафт местности. Крутые берега вдоль речки сглаживаются, зарастают, овраги мельчают. Очень хочется, чтобы время двигалось по кругу и оставляло надежу на возвращение в прошлое, но остановить или перевести стрелки на небесном циферблате невозможно.

14 декабря 2022 года


- 812 - 0 kind
24.12.2022 21:01

Расскажите друзьям в социальных сетях о данной странице:


ДОБАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ от имени «Гостя» или Войдите на uistoka.ru


Рейтинг@Mail.ru

Поддержите наш проект! Вступайте в социальные группы "У истока"


у-истока-в-youtube
у-истока-в-контакте
у-истока-в-одноклассниках
у-истока-в-facebook
у-истока-в-инстаграм


Пользователи, связанные с н.п. село Убей

Новые фото


Убеевская участковая больница
СТАРЫЕ ФОТО СЕЛА
Жители села Убей
Просто люди

Написать