ЖИТЕЛИ. Биографии жителей, поселок Тикша.

Записи о людях, которые живут, родились, бывали, любят этот родной край.

Проблемы Тикши

..Пока наша машина пробиралась по аккуратным улочкам, я любовалась самобытной красотой Тикши. И еще больше была восхищена добротным зданием с черепичной крышей, построенным на месте сгоревшего помещения местной администрации. Подобных строений нет, наверно, ни в одном районе Карелии. А сооружено оно одной из финских фирм. Видимо, дорого обошлась новостройка бюджету, но тикшинцы, право, заслужили такой подарок.

Рядом с резиденцией местной власти, как и положено, на флагштоках флаги Карелии и России. Управляющий администрацией и его заместитель - на больничных листах, поэтому о жизни поселка я узнала со слов бухгалтера Таисьи Карху и ее помощницы Натальи Григорьевой.

Новость из приятных - в Тикшу приехали молодые учителя. А 10 марта Владимир Наумичев и Наталья Дмитриева пригласили друзей на свадьбу. С жильем в поселке трудно, поэтому администрация сняла квартиру для молодоженов.

- У нас, как и везде, государственные дома приватизированы, - заметила Т.Карху. - Старушки умирают, а родственники не спешат продавать квартиры, оставляют их под дачи. Арендуем для учителей приватизированное жилье. По договору квартиру отремонтировали, печь перебрали.

Цены за жилье в Тикше колеблются с 200 до 300 рублей. В поселке много квартирующих - живут и мостостроевцы из Сегежи, и специалисты из Костомукши, прокладывающие участок железной дороги Ледмозеро - Кочкома. Вагончики у них свои - целый городок на въезде в поселок. Однако в домах уютнее, особенно зимой, когда печь протопишь. То, что в поселке печей неисправных нет, - новость вторая, не менее приятная. Живет в Тикше мастер-самоучка Олег Козин, работает он лесничим, а в свободное время печи налаживает.

- Мы мастерами дорожим, - обобщила Т.Карху. - А как же иначе? У нас из 594 жителей большинство - пенсионеры. Чуть что у них случится - приходят за помощью в администрацию.

С молодежью в Тикше напряженка. Кто после школы образование получил, домой не возвращается. Обосновались кто в Костомукше или Ледмозере, а кто и в Сегежском районе. В родные края тянет, разве можно чужбину сравнить с Тикшей, только здесь на работу устроиться негде.

Вместо лесопункта бывшего Ледмозерского леспромхоза теперь функционирует мастерский участок нового акционерного общества. Раньше было одиннадцать бригад, а теперь только две. Одну из них возглавляет в прошлом известный передовик Иван Карху. Мне не единожды доводилось встречаться с его бригадой, но тогда времена были другие, в Тикше жизнь кипела. Сейчас же, проезжая мимо гаража леспромхоза, видишь всю убогость современного производства - на опустевшей территории валяются полуразвалившиеся механизмы.

В поселке работают лесничество Муезерского лесхоза, школа, детский сад, Дом культуры, фельдшерско-акушерский пункт, библиотека. Выбор невелик, и чтобы заработать на кусок хлеба, некоторые мужчины с утра правятся на работу в Ледмозеро, как, к примеру, Евгений Докторов. Он и жена Галина, преподаватель начальных классов местной школы, пытались уехать из неперспективной Тикши в Надвоицы, да вовремя одумались. Теперь вот собрались поставить собственный дом, чтобы он был хорош и для сыновей.

Подфартило молодой семье Карху. Наталья Григорьева после учебы тоже нашла работу в родном поселке. Однако везет далеко не всем, часть жителей - безработные.

О детях лесного поселка заботится финский священник Ари Хуотари. Благодаря его стараниям, ребятишки местной школы заимели пластиковые лыжи. Выделяет он деньги на питание для общеобразовательного учреждения и детского сада, спонсирует праздники в поселке. Добрый Ари Хуотари помогает не только Тикше, но и другим поселкам Муезерского, Калевальского районов, а также жителям Костомукши. Неудивительно, что муезерцы признали его человеком года в районе.

Правда, и сами ученики вместе с педагогами не сидят сложа руки. Выращенных на участке овощей и картофеля хватит школьной столовой до конца учебного года. Мясо и молоко можно приобрести у местных жителей, цены приемлемые. Даже парную свинину местная администрация покупала для школы на месте.

Чего-чего, а молока в Тикше хватает, местные жители, в том числе и пенсионеры, держат коров. Летом приезжают дети, помогают сено косить. Не живет поселок без рыбы - здесь даже женщины промышляют на водоемах.

А вот с товарами в магазинах - перебои. Муниципальной торговли в районе нет, а в пяти частных магазинчиках не все купишь, что требуется. Приобрести винно-водочную продукцию заводского производства - проблема, а вот спиртом местного розлива, как сказали старожилы, торгуют в восьми точках.

Машина "скорой" в Тикше новая. Подарок главы республики. О визите С.Катанандова в лесном поселке вспоминают с теплотой. Приезжал он на открытие в краеведческом уголке местной школы экспозиции, посвященной скульптору Лео Ланкинену, до войны учившемуся в Тикше.

К 30-летию Муезерского района заместитель директора Т.Семенова вместе с бывшим учеником С.Каукенасом сняла фильм "Моя родная Тикша". Авторы рассказали об истории карельской деревни Большая Тикша, упоминания о которой в документах восходит к 16 веку. Записаны на видеокассету воспоминания старожила А.Морозова, родившегося в этих местах в 1918 году.

Школа в поселке - мозговой центр. Хоть и Дом культуры есть, и библиотека, но любят взрослые и дети собраться именно в школе. Всех притягивают совместные мероприятия - празднование Нового года и Рождества, даже устраивали бал цветов. В духе национальной традиции в краеведческом уголке собраны экспонаты, сделанные руками здешних умельцев.

В свое время мне довелось познакомиться с мастером-самородком Ф.Приваловым. Он талантливо делал мебель, лодки, прялки, всевозможную бытовую утварь из дерева. Уже нет в живых Федора Семеновича, а память о нем осталась. Украшают стены комнаты картины самодеятельного художника Н.Хвитько. Теперь рядом с работами местных мастеров стоят и скульптуры Лео Ланкинена, не раз посещавшего Тикшу во взрослой его жизни.

- Представляете, столько лет прошло, а экспонаты все приносят в школу, - удивлена Т.Семенова. - На днях девочки подарили необычный чугунный утюг, нашли его летом в лесу. - И добавила: - Нашей школе через три года - 100 лет. Торопимся систематизировать материал. Хочется также возродить фольклорную группу "Дети Севера". У нас и костюмы сохранились.

А самое главное - в школе есть отличный музыкальный работник - К.Шепилова пять лет назад приехала в поселок из Воронежа. Действует кружок "Карельская вышивка". А еще дети изучают финский и карельский языки, причем уже много лет.

- По региональному базисному плану наша школа - национальная, - вступает в разговор директор И.Ларионова. - Мы много что делаем и надеемся на поддержку минобраза республики.

Картина "Карта Муезерского района", где ярко обозначена Тикша, украшает здание начальной школы. О том, что это подарок карельской художницы Аллы Власенко, знают и ребята. А еще их интересует история поселка, чуть ли не каждый может рассказать о своих бабушках и дедушках - умельцах.

Когда-то в Тикшинской основной школе учился Сергей Паукштело. Вот уже более десяти лет вместе со своими друзьями он ведет раскопки на местах былых сражений. В районе Тикши во время войны были суровые бои. После победы местные жители видели в тайге останки солдат. Последовавшие вскоре лесозаготовки сильно осложнили поиск.

У Сергея огромное желание отыскать родственников погибших, сообщить, где последнее пристанище их отца или мужа. По его подсчетам, в братские могилы на территории района за эти годы были перезахоронены останки 1300 солдат. А сколько еще безымянных героев покоится в карельских лесах и болотах? Но вот стало известно, где искать погибших бойцов Ребольского погранотряда. Возможно, летом эти ребята там и начнут раскопки. Сергей и его друзья также стремятся собрать данные о бойцах Алтайского полка, полностью уничтоженного противником в наших краях.

Доводилось Сергею два сезона вести раскопки вместе с финскими друзьями. В Карелию они приехали, чтобы узнать что-нибудь о захоронениях своих земляков, погибших в годы советско-финской войны. Одну особенность заметил С.Паукштело - ни разу не находили поисковики останков финских солдат. Выходит, солдаты противника, отступая, уносили с собой и раненых, и мертвых. А у нас и по прошествии 55 лет мирной жизни многие погибшие защитники родины так и не захоронены. Поэтому все отпуска поисковики проводят в походах.

У Сергея дед Федор Маврин погиб в Долине смерти под Питкярантой. Однако точного местонахождения могилы родственники так и не знают.

С поселком, затерявшимся между сосен, я прощалась с особым чувством. Хоть и трудные времена Тикша переживает, нет здесь разбитых и заколоченных домов, сохранена самобытность карельского поселения. Местные жители сумели сберечь среду обитания для потомков.

Одно только сооружение существует в неприглядном виде - теплица Ледмозерского леспромхоза. Чтобы школа смогла купить ее, не нашлось денег в казне. А руководители предприятия как-то не догадались теплицу подарить своим подшефным. Хоть была бы польза для Тикши и ее жителей.

Наталья ВАСЕНИНА. (Наш соб. корр.) Муезерский район. 7 лет назад


ДВЕ БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ И ОДНА ПОМЕНЬШЕ

Что и говорить, сегодня деревня переживает не лучшие времена. Ей есть, с чем сравнивать. В первой половине прошлого века Тикша стала районным центром, объединившем Ругозеро и Реболы. Потом здесь базировался леспромхоз, правда, поселок лесозаготовителей вырос чуть в стороне от старинной деревни, которая теперь согласно местной географии называется «улица Старая Тикша». Леспромхоз развивался, население прирастало, и к середине прошлого века его численность составляла около пяти тысяч человек.

Но во времена большой переделки леспромхоз рухнул, и сегодня от богатого лесного комплекса осталось только лесничество с несколькими работниками. Есть еще школа-детский сад, дом культуры, вернее, подразделение Ледмозерского культурного центра, частные магазины, пекарня…

– У нас в поселке две большие проблемы, – говорят местные жители. – Первая это – фельдшерско-акушерский пункт.

Его хотели закрыть, но местные жители отстояли, писали письма, правда, существовавшая при нем «скорая помощь» ликвидирована. Лицензию ФАП получил, только право открывать и закрывать больничные, фельдшеру не дано, хотя «местный доктор» Светлана Даниловна Герасимова, больше тридцати лет работает в медицине. Чиновники придумали такие правила, что больным приходится ехать за 25 км в Ругозеро на прием к доктору.

Аптеки в поселке никогда не было, но лекарства продавали в ФАПе. Теперь, согласно очередному постановлению правительства, фельдшер не имеет права это делать: где хотите, граждане, – там и берите… Те, кто принимает такие законы, явно, не представляют, насколько жизнь в мегаполисах отличается от жизни в деревне, каково выбраться из Тикши до ближайшей аптеки, и в какую копеечку вылетит с учетом дороги элементарный анальгин.

Вторая, не менее острая проблема – почта. В погоне за экономией теперь уже ее начальники провели сокращение, оставив в тикшинском отделении связи всего 0,6 ставки с мизерным окладом. Прежний работник уволился, а нового на мизерную зарплату не нашли. Местные депутаты готовят письмо самому большому почтовому начальнику, только не знают, будет ли прок, заинтересован ли он, чтобы его ведомство охватывало все населенные пункты России. Между тем местные жители уже шутят, что скоро корреспонденцию начнут с самолета сбрасывать, как в войну…

Да что почта, тут двери здания местной администрации открывается только раз в неделю. Несколько лет назад, когда в республике начался процесс укрупнения поселений, Тикша вошла в состав Ледмозера, там в 30 км, от поселка, то есть, в шаговой доступности, и находится вся тикшинская власть.

СДЕЛАЙ САМ

– Без администрации живется плохо, – говорит Марина Ивановна Кузьменко, школьный повар, коренная тикшинка. – Вот был у нас хозяин деревни Анатолий Иванович Захарчук, и все было. Не знаю, где он средства находил, но обещанное всегда выполнял.

Но честно говоря, и сегодня Тикша не производит впечатление «убитой» деревни: расположенная среди бора, очень красивая.

– Что красива, так это заслуга самих жителей, – объясняет Марина Ивановна. – В последнее время стали красить дома, заборы поправлять, наводить красоту. Сегодня наша Тикша – самая чистая в районе, никаких свалок и помоек! Но заслуги власти в этом мало. Раньше трактор-колесник ездил по улицам, и все складывали в его ковш мусор. Теперь мусор приходится самим вывозить на свалку. У кого машин нет, договариваются с водителями, скидываются на солярку… А разве организовать вывоз мусора – не дело администрации?

Снег чистить тоже приходится самим, по крайней мере у своего дома, потому что у нас один трактор на два поселения, пока он до нас от Ледмозера доедет. На себя надеемся. Вот недавно жители помогли сделать освещение у детской горки. Это хорошо. Мы же живем у края леса, давно просим администрацию осветить улицу: дети в темноте идут в школу, страшно, ведь волки заходят в деревню. Но сил и средств на это нет…

Вот так, кто-то живет по советскому завету: «Нам с тобою думать неча, коли думают вожди», а кто-то сам обихаживает свою землю. Зимой в Тикше народу мало, а вот летом сюда приезжают туристы, дачники, которые скупили здесь все нежилые дома под дачи. Тикшинцам не жалко, главное, чтобы водоемы не портили, не мусорили, природу сохраняли. Вот и лагерь «Большое Приключение» Дмитрия и Матвея Шпаро здесь прижился. Подростки не только в походы ходят, но и проводят экологические субботники. И это правильно.

ТЕРРИТОРИЯ СОГЛАСИЯ

Тикша вообще удивительное место. После появления леспромхоза сюда приезжали многие, но оставались не все. Тикша словно выбирала своих жителей, а они, полюбив этот край впитывали его культуру. Украинцы, белорусы женились на карелках и становились «карелами».

– Моего маленького сына спрашивали: «Миша, ты кто? Карел или хохол?» – Я хохоло-карел», – гордо отвечал он. – Почему? – Потому что лицом я похож на маму, а характером – на папу», – улыбается Елена Карху, местный депутат и художественный руководитель Дома культуры, вернее Ледмозерского центра культуры.

– После объединения, почти все сотрудники в Ледмозеро уволились, так что нам теперь приходится работать на два поселка, – говорит Елена Алексеевна. – Работы прибавилось, но мы стараемся все сохранить: и кружки у нас есть, и вечера, концерты проводим, новые формы внедряем, используем в программах мультимедийные средства, но главным в работе считаем этнографическое направление – народные ремесла. Здесь – поле непаханное, вышивка, работа с деревом, наконец, карельская кухня… Все это обязательно надо сохранить.

Деревенская часовня Николая Чудотворца.
Деревенская часовня Николая Чудотворца.
Так у украинки Карху и карелки Кузьменко одинаково болит душа за свою деревню Тикшу, такую щедрую и толерантную.

Тут уживаются три разных церкви: лютеранский молельный дом, который был открыт в годы перестройки, потом недалеко от могилы Ивана Рокаччу появилась православная часовня, а в центре деревни появилась христианская церковь, сегодня самое красивое здание Тикши.

– Народу у вас здесь немного, меньше полтысячи, как же уживаются три разных христианских церкви? – Хорошо. По праздникам люди из одной в другую ходят.

И то, правда, Бог-то один, главное, жить по его заповедям.

ОПЫТ И ЗНАНИЯ ПРИХОДЯТ С ГОДАМИ

Как и всех, «перестройка» застала Розу Степановну Саруль врасплох. Работала ведущим поваром в столовой в Тикше, а до этого была бухгалтером, трудилась в магазине, 6 лет возглавляла сельсовет, но в 1991 году с этой работы ушла: бьешься-бьешься, а результата не видно. Вернулась в столовую.

– Тут собрался очень дружный коллектив. Посетителей всегда много, в 7 утра – уже очередь за блинами, автобус на Муезерку специально у нас останавливался, – вспоминает Роза Степановна.

Но вдруг все рухнуло, и вечный русский вопрос «Что делать?» встал во весь свой рост.

В то время как раз стали появляться первые частные предприятия, кто-то посоветовал и ей отрыть свое дело – столовую.

Зимой здесь упряжка – самый лучший транспорт.
Зимой здесь упряжка – самый лучший транспорт.
– Наготовлю, а придут за день 2-4 человека. Денег-то у людей не было, автобусы перестали ездить, – вспоминает она. – Проработала с полгода, вижу, – нулевой результат. А за моей спиной еще пять работников… В общем, сказала им, чтобы работу искали.

А сами решила, раз общепит не идет – откроет магазин, первый частный в деревне. – У нас тогда был мотоцикл. Поедем с мужем в Ледмозеро, загрузим коляску макаронами, маслом растительным, тушенкой и хлебом и домой, – рассказывает Роза Степановна. – На другие продукты денег не было. Эти продадим и снова за тем же набором.

Потом ее отец продал свои леспромхозовские акции и купил «москвич». Это было счастье: стали брать товар под реализацию.

– Потом научились работать и стало немножко легче, – рассказывает она. – Сейчас тоже, не скажу, что все просто. На небольшую деревню – 6 торговых точек. Стараюсь цены держать пониже, чтобы покупатели шли к нам. Школа выбрала нас своим поставщиком. Это стабильный потребитель, но и запросы у нее строжайшие: высокое качество продукции должно подтверждаться документально.

Надзорные ведомства нас проверяют постоянно. А тут всякое бывает. Вот вышло постановление, что в магазине должны быть проточная вода и канализация. Попробуйте устроить это в деревне. Нагрянула проверка и выписала штраф – 11 тысяч. Для нас это был шок. Выплатили, но и научились упреждать события: не смогли сделать колодец – написали заранее прошение. Вот этим летом займемся устройством водопровода, потом сделаем слив.

Легко не живется: одну проблему решишь, другая возникает. Как говорится, в каждой избушке – свои погремушки. Но без помощи родных вряд ли справилась бы. Муж в свои выходные товар возит, дочка Наташа торгует в магазине, моя младшая сестра Таня, энергичная и деловая, – первый помощник и советчик. И вообще, у меня на пути встретилось много хороших людей.

А опыт и знания приходит с годами. Бизнес можно делать, если дело тебе по душе, если умеешь доводить начатое до конца, ну и если сложились безвыходные обстоятельства, которые заставляют впрягаться и тянуть лямку.

Теперь понятно, чем отличается малый предприниматель от обычного человека. Вот этой цепкостью. Жаль только государство как-то уж слишком жестко испытывает их на прочность. И не понятно, зачем?

САД, ШКОЛА И ВСЯ ЖИЗНЬ

Известная фраза «Карелы – народ трудолюбивый», ко всем тикшинцам имеет самое непосредственное отношение. Работают они много и творчески.

– У нас есть такие талантливые агрономы Базылевы, каких нигде на сотни верст не сыщете. Они в прошлом году сняли урожай винограда, белого и черного! – рассказывают тикшинцы. – Она местная, карелка, а муж питерский.

Кроме винограда у них и тыквы растут, и арбузы, и дыни. Это сейчас, хозяин, вспоминая свои первые опыты с улыбкой рассказывает, как гладиолусы посадил вверх корнями и потом долго ждал, когда они взойдут. Сегодняшние результаты получены благодаря наблюдению и природной склонности.

Склонность склонностью, а первым делом, что сделал он на своем подворье – вырыл колодец, причем кольца для него сам отлил, потому что по его же наблюдению, без воды в земледелии не обойтись, и без огромного труда и настойчивости тоже. Каждый возделывает свой сад. Нина Алексеевна Агапитова тоже, только сад ее особенный – детский, и весь он умещается в одной группе.

В школе-детском саду, единственном в районе объединении такого рода, 47 учеников и 10 дошкольников. Нина Алексеевна ведет с ними занятия: одни детки рисуют, другие конструируют, третьи играют, четвертые что-то спрашивают, пятым надо в туалет… Голова идет кругом, а она спокойно покажет, объяснит, отведет…

Поселку Тикша больше 400 лет, «Большому Приключению» – всего 16. Жизнь продолжается.

– Да у нас, как в семье: старшие помогают, младшие, глядя на них, учатся. Ну а задача работников детского сада организовать весь этот процесс.

Рецепт простой, но сложный в исполнении, ведь каждый ребенок должен получить все, что прописано в программах и документах. Педагогика – наука четкая, в ней мелочей нет. Тамара Фоминична Семенова это хорошо знает, она 45 лет преподает в школе математику и несколько лет еще и историю. Трудно найти не только в Карелии да и в России учителя с таким стажем и таким разбросом дисциплин: от точных наук до гуманитарных.

– Еще в советское время мне поручили заняться с ребятами поисковой, краеведческой работой, – объясняет она такую широту своего педагогического поля. – Вот тогда и увлеклась историей. Ездила в архив в Петрозаводск, много читала, надо же знать, что происходило в то или иное время в стране и мире. В результате мне предложили взять еще и часы истории. С ребятами мы собрали много интересного материала, создали музей. Он открылся 9 мая 1983 года. За это время его посетило около 12 тысяч человек. В фонде музея более 170 экспонатов, 13 из них находятся на учете в Карельском государственном краеведческом музее.

Как признаются выпускники школы, Тамара Фоминична для них стоит на высочайшем пьедестале, потому что, окончив девятый класс, они продолжают занятия в Петрозаводске, Костомукше, Сегеже, и понимают, как здорово она научила их учиться. А она, собираясь утром на работу, берет не только тетради, планы и конспекты, но и книгу Жюль Верна: «Ученик попросил, хочет почитать…»



25.07.2002г, четверг

МОНСОЗЕРО - КАЛМОЗЕРО - АВТОМОСТ - ЧЕЛГОЗЕРО

8.50 – подъем. Прохладно, пасмурно. Хорошая погода кончилась.
Нет, погода весьма ходовая. Но по сравнению с температурой начала похода…

11.37 – отплыли. Как ни старались, а собрались в этот раз всего на 5-10 мин. быстрее, чем два дня назад.

11.50 – обнаружили, что Лилькина каска, пристегнутая к раме, куда-то уплыла. Причалили, Лилька и Леня пошли ее искать, нашли довольно быстро. Надо заметить, что они у нас капитаны, поэтому, когда мы попытались подплыть к ним поближе, получилось очень смешно. Экстремальные зигзаги, три раза тыкались в берег.
Посмотрев на то, как они плавали, спросили: а может вы теперь покапитанить хотите? Два добровольца нашлось. Правда двое оставшихся матросов возражали, догадываясь, что последует.

12.00 – поплыли дальше, поменявшись ролями. Теперь капитаним я и Ростик. Получается с переменным успехом. С одной стороны, рулить – занятие более творческое, чем просто грести. С другой стороны, гребля – дело монотонное, я пару раз, войдя в темп, чуть не задремал; руление же требует постоянного внимания. В общем, кому что больше нравится.

12.45 – Калмозеро. Мне определенно нравятся названия местных озер. По возвращении надо будет выяснить, что они означают.

13.35 - вышли из Калмозера.
13.44 – передых.

На автомосту

14.13 – причалили у моста на обед; Леня и Леша пошли в поселок Тикшу за едой и отметиться у пограничников (14.25).
Пристали у автомоста

Леша: Поход в Тикшу. Туда прошли половину или даже две трети пути, потом Леня застопил легковушку с мужичком и его дочерью. Мужичок сказал, что сам раньше был туристом, но ходил по Уралу. Я назвал ему несколько уральских рек, он сказал, что был на Чусовой. Высадил у страшного домика на шоссе с названием “Бар”, обещанием круглосуточной работы и замком на двери.
В деревне несколько продуктовых (до 6 шт.). График у большинства:11-19, обед 14-16, сб – 11-14, вск – выходной. У некоторых незначительные отличия. Хлеб пекут, торгуют в бывшей столовой. Хлеб вкусный, купили два черных, один серый и три калача. Регистрация тургруппы производится в сельсовете. Сельсовет – песня. Модный домик, изнутри – вполне приличный московский офис, два компа, две модные девушки в туфельках и мини-юбках. Диалог:
- А где у вас тут туристов регистрируют?
- Ой, его сегодня не будет, он уехал. А у вас маршрутная книжка есть?
- Нет, но вот лист.
- Давайте, я перепишу. Садится переписывать.
- Мы можем отдать.
- А, зачем! Я же могу отксерить.
Отксерила. Перед сельсоветом асфальтируют участок 40 на 15 м. Больше никаких асфальтированных участков в поселке нет. Дальше. Почта. В ней не только отправляют письма, но и обещают такую услугу, как электронная почта. Кроме того, продают предметы первой необходимости и еду. Есть телеграф и телефон (соседний вход). Телефон дешевле. Позвонили в Москву на мобилу. Довольно смешно. Местное население не одобряет Ленины длинные волосы.
Пока ждали открытие магазинов, изучили местный “рынок”. Один ?? лоток и один со шмотками. Аудио кошмарное, 2/3 – песни с зоны и прочий блатняк.
Выходили из деревни, Леня застопил иномарку с двумя парнями, долетели за секунды.
Да, а еще когда вышли на шоссе в Тикше, к нам подошел парень типично-городского вида, без «следов дороги на лице», и спросил «А где здесь станция?». Мы объяснили, что до железки – километров пятьдесят, автобус ходит несколько раз в неделю, а новая железка тут под боком, но еще не пущена. Он нам по-моему не поверил, и мы расстались. Не то хиппи, не то путешественник. Странный, однако. Может, шпиён?

16.30 – гонцы вернулись из Тикши с едой и плюшками.
Нас покормили обедом, а все вместе поели вкусного местного хлеба.

17.00 – отплыли. Сразу за действующим мостом – старый, разрушенный. Мы удачно прошли через самую левую протоку, хотя проходившие там до нас байдарочники прошли в центральную.
Катамарану по-моему дорога именно слева, по центру узковато.

Стоянка на Челгозере

18.20 – вышли в Челгозеро.
Я помню это безумное ощущение! На взгляд видно, что уклон воды – несколько градусов, он действительно очень заметен! А вода стоит. Просто стоит, недвижимая. Ты гребешь, на тебя моросит дождик, а вода, эта вечная вода стоит и не шелохнется, хотя должна бы течь с этой горы. Мы долго спорили, обусловлено ли это реальным уклоном, просто течение не заметно, или это рельеф окружающих горок создает мнимый уклон воды, но я останусь при своем мнении. Это просто закон кошачьей неизбежности.
Где-то по дороге начался мелкий дождик. По ощущениям довольно долго гребли по Челгозеру до стоянки на правом от выхода из озеры мысу. В 18.50 остановились там. Северный сосновый лес, совершенно не похоже на то, что мы видели до этого; крупные камни, холмы, красиво. Непонятно только: если подует ветер – наш тент унесет или нет.. На соседней стоянке – новая табличка от молодежного экологического общества: ЗА ЧИСТОТУ ЭТОЙ СТОЯНКИ ОТВЕЧАЕШЬ ТЫ!
Юта: Соответствующая табличка прибита к зеленой свежесрубленной сосенке. И мусора соответственно. Экологи. Тьфу!
Леша: Стоянок рядом несколько, одна даже банная с пляжем и необычно большой банной конструкцией. Но дров вообще никаких нет. Тем паче - банных. Все выбрано.
Когда мы уже встали на стоянку - погода ухудшилась окончательно, и нам было жалко подходящих каякеров-катамарнщиков, гребущих под ливнем и появляющихся там, где вода небесная и земная сходятся. Сегодня нам повезло чуть больше.

Overall. Погода скисла, но настроение хорошее. Непромокаемый костюм спасает меня от дождя, мокрого леса и Лени, окатившего меня водой, накопившейся на тенте от дождя. Хорошо тому живется, кто не мокнет ни хрена! Перед сном сочиняем быль про охотника, оленя, великана, журавля, некую переволочную тварь, женщину Муезерку, еврея Тикшу и спортсменок Чирку и Кемь.
Да, совсем забыл описание стоянки: на ПБ, мыс между озером и заливом. Этот мыс высокий, на нем - несколько стоянок. Место похоже популярное и теперь бездровное. На мысу между заливом и Чиркой стоянок не видно.

Пройдено километров: 16
Чистое ходовое время: 4 часа 15 минут.
Это ВОДНОЕ время. Пешее - до Тикши идти минут пятьдесят.

Evgenij
20.03.2016 18:56
Расскажите друзьям в социальных сетях о данной странице:
Поддержать автора

Имеются записи страницы "Жители" в населенных пунктах:


• поселок Шуя • деревня Усть-Река • деревня Утозеро • город Пудож • поселок Олений

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ


Вход через uistoka.ru или социальные сети:



Рейтинг@Mail.ru
Здравствуйте, расскажите нам, что для вас значит поселок Тикша?

Самые любимые места пользователей



Как попасть сюда? Необходимо, чтобы ваша малая родина была первая в рейтинге: деревни, села, поселка, городка.